Христианская литература

Вера глазами физика - Джон Полкинхорн
Научный реализм против эмпирической адекватности

В моей защите научного реализма, основанной на анализе длительного периода истории физики элементарных частиц, для большей убедительности я обра­щался, вслед за многими другими, к допущениям и предположениям для наилуч­шего объяснения. Бас ван Фраасен утверждает, что наука стремится всего лишь к эмпирической адекватности, а не к правдоподобию, и ее теории можно принимать, но не верить в них. Существенным в его рассуждении является отрицание истинности предположений для наилучшего объяснения. Ключевым аргументом для этого является то, что допущение «всего лишь позволяет выбирать лучшую среди исторически данных гипотез. Мы не можем сравнить теории, которые мы так болезненно старались сформулировать, с теми, которые никто не предлагал. Так что наш выбор не более, чем выбор лучшего из худшего»95. Истина может быть скрыта среди идей, которые мы неспособны сформулировать.

Два ответа по порядку. Первый связан с имплицитно присутствующим в этой критике общим для философов представлением о том, что на самом деле существует множество «хороших» теорий (т.е. целесообразных, пло­дотворных, соответствующих основным принципам и т.д.), способных вполне удовлетворительно объяснить явления. Опыт ученых, говорящий о том, на­сколько трудно найти хотя бы одну такую теорию, противоречит этим представлениям. Разумеется, затруднения могут быть обусловлены нашими интеллектуальными шорами, но поразительно, что внутри рациональных огра­ничений, которые мы сами на себя налагаем, мы, тем не менее, то и дело приходим к интеллектуально удовлетворительному и существенно уникальному фундаментальному пониманию. Как эмпирический факт, допущения, на самом деле, вполне работоспособны. Мы вполне преуспеваем в поисках того, что кажется наилучшим объяснением.

Это наблюдение подводит нас ко второму пункту. Ван Фраасен понима­ет, что на его возражения может быть дан ответ, опирающийся на преиму­щество человека: «Эта идея основана на вере в то, что мы по природе своей склонны попадать в правильный круг гипотез». Такое представление связано со средневековым принцип омас/oecjuotio mentis et re/, соответствие разума реальному положению вещей. Ван Фраасен справедливо отвергает оправда­ние этого принципа на эволюционном основании (наше выживание не зави­сит от способности правильно разработать теорию кварков). Он упоминает заявление Плантинги (Plantinga) о том, что такую adaequatio можно объяс­нить верой в то, что мы сотворены по образу Божьему, и довольно неубеди­тельно оспаривает это утверждение тем, что Бог не должен особенно хо­теть, чтобы мы глубже познали Его физическое творение. Но почему нет?

Я думаю, что история науки подтверждает— мы можем успешно да­вать наилучшие объяснения и, таким образом, достигать правдоподоб­ного знания о физической реальности. Мы видим, что вселенная прозрач­на для нашего разума, и эта замечательная постигаемость стала действи­тельно понятной благодаря прозрениям естественного богословия. Мы вновь видим, что существует поддерживающее взаимодействие между научным и религиозным пониманием.

или

Предыдущая глава Следущая глава