Книги и учебники по философии

Универсум морали - Ю.М. Федоров
Ареализация категорий морали как следствие динамических процессов, происходящих в универсуме морали

Ареализация категорий морали как следствие динамических процессов, происходящих в универсуме морали

Человек одновременно выступает субъектом отношений с Космосом, Родом, Социумом и Природой. И так как все четыре типа универсума стремятся достичь своих предельных уровней целостности за счет понижения уровня целостности взаимодействующих с ними универсумов, это не может не сказаться на актуальном состоянии морального субъекта, чье поведение «программируется» семантической системой, находящейся далеко не в гомеостатическом положении. В зависимости от того, какая программа в универсуме морали на данный момент наиболее актуализирована в деятельности морального субъекта, то есть в какую сторону наклоняется знаковая система, значение «переливается» из одной фермы в другую: либо из парадигмальной в ареальную, либо наоборот. Нравственное значение в связи с Динамическими изменениями, происходящими в универсуме морали, могут оказаться элементом ареала значений парадигмального концепта, который занимает либо более высокое, либо более низкое положение в знаковой иерархии Так, например, категория добра может оказаться или в ареале значений категории свободы, или в ареале значений категории блага.

Ареализация категорий на более низших ярусах семантической иерархии происходит в целях «подпитки» подсистем значений значениями с более высокой смысловой энергетикой. Систематическая «подпитка» ценностных структур осуществляется за счет значений с более высокой трансцендентной валентностью. В нормативной системе значений уровень негэнтропии повышается за счет спорадических «выбросов» в неё «новых значений» из ценностного ядра культуры. Дескриптивная подсистема повышает свою продуктивность за счёт появления новой генерации учёных, объединяющихся на основе принятия парадигм с более высоким ценностно-эвристическим потенциалом.

Особо бурно процесс ареализации моральных категорий происходит в эпохи социальной реформации. Обретение социумом более высокого уровня целостности осуществляется на пути переструктурирозания «социальных программ» и включения в них новых норм — бывших ценностей. «Разным уровням стремлений, — пишет В. Брожик, — отвечает валентность, или мотивационная интенсивность ценности, служащей предметом этих стремлений. Высокую валентность могут иметь и ценности, которые не относятся к числу самых ценных, но которых субъекту требуется очень много. В то время как ценностная иерархия показывает нам, в чём мы испытываем наибольшую потребность, ценностная валентность указывает на то, что нам больше всего требуется» (31. 217). Как видим, В. Брожик связывает уровень ценностной валентности значения с уровнем потребности субъекта, но, на наш взгляд, более продуктивно его соотносить с уровнем и объёмом инновации, которую должна ассимилировать позиционно ролевая структура социума. Для великих социальных преобразований необходима особая социальная технология, предельно насыщенная «ценностной энергетикой».

В условиях радикального реформирования социальной действительности наблюдаются мощные ценностные «выбросы» из аксиологического ядра культуры, которые, «остывая», превращаются в «новые нормы». Ценности как бы сгорают в «социальной топке», чтобы затем вновь возродиться в глубинах человеческого духа. «Только авторитет» «Власть Имеющего» может быть опорною точкою для усилий. — писал П.А. Флоренский. — Доверившись и поверив, что тут в этом усилии — Истина, разум должен отрешиться от своей ограниченности в пределах рассудка, отказаться от замкнутости рассудочных построений и обратиться к новой норме, — стать «новым» разумом. Тут-то и требуется свободный подвиг. Свободный: ибо разум может делать усилие и подняться к лучшему, а может и не делать его, оставаясь при том конечным, условном и «хорошем», что он уже имеет. Подвиг: ибо нужно усилие, напряжение, самоотречение, сбрасывание с себя «ветхого адама», а в это время всё данное — «естественное», конечное, знакомое, условное, — тянет к себе. Нужно самопреодоление, нужна вера» (177, 60).

Ещё раз подчеркнём, что одно и то же понятие в различных парадигмальных ареалах нравственных значений обладает существенно различающимися между собой содержанием и валентностью.

Итак, модель системы нравственных отношений наполнилась этическим содержанием. Остается сформулировать основные принципы её деятельности, чтобы она могла выполнять свою объяснительную функцию.

В поведении человека мораль проявляет себя как нечто нерасчленённое, синкретичное. В нравственном поступке невозможно в чистом виде выделить отношения деятельности, общения и рефлексии. Своим поступком человек одновременно входит в сложное взаимопереплетение нравственных связей и с обществом, и с другими людьми, и с самим собой. Однако вне процедуры расчленения нравственного универсума человека на подсистемы отношений невозможно понять «логику» его целостности. Моделирование позволяет выяснить особую природу каузальности в морали. «Социально-нравственное поведение, — считает А.А Гусейнов, — имеет свою строгую логику и, может быть, не менее строгую, чем каузальность природы» (59, 17).

Однако необходимо иметь в виду, что существует не одна, а несколько типов каузальности, по крайней мере, космическая, родовая, социальная и природная. Следовательно, мораль если и несёт в себе «строгую логику», то не одну, а сложное взаимопереплетение неявных, трансрациональных, внеаристотелевских «логических оснований», что и должна отразить в себе многомерная модель универсума морали.

Каждая парадигма, обретая статус господствующей, на первых порах сосуществует с теми, на смену которым пришла, затем постепенно их вытесняет, преодолевает и в конечном счёте превращается во всеобщую, то есть тождественную всему универсуму морали на данной парадигмальной фазе его развёртывания, распаковывания. Логика одной формы морали начинает «растягиваться» на весь универсум морали, замещая собой иные каузальные зависимости.

или

Предыдущая глава Следущая глава