Книги и учебники по философии

Универсум морали - Ю.М. Федоров
Принцип укоренённости

Принцип укоренённости

Каждая форма морали укоренена в особой форме универсума парадигмы блага и долга — в социальном универсуме и изоморфны системе отношений «человек — общество»; парадигма добра — в микрокосме человеческого Я и изоморфна система отношений «человек — человек», а парадигма свободы — как в микрокосме, так и макрокосме человеческого духа и изоморфна отношению человека к самому себе как к универсальному существу.

Хотя каждая из парадигм морали имеет свою собственную в универсуме нишу укоренения, их базовые категории находят свое обоснование лишь в пределах более высокой формы этической рефлексии. Категории долга и блага могут быть обоснованы парадигмой добра, а категория добра — парадигмой свободы. Категория же свободы не имеет своего парадигмального обоснования, так как за её пределами — хаос.

Удивительно, но совершенно непохожие по своим воззрениям на мир мыслители, жившие в различных исторических эпохах и принадлежавшие порой слабо взаимодействующим между собой культурам, проявляют завидное единодушие во взглядах на природу свободы, которая есть ничто, пустота. «Первую идею, естественно, составляет представление о самом себе как абсолютно свободном существе, — пишет Гегель. — Одновременно со свободным, сознающим себя существом возникает целый мир — из ничего — единственно истинное и мыслимое творение из ничего..., вопрос состоит в следующем: какова структура мира как моральной сущности?» (45, 1, 211). Итак, по Гегелю, мир нравственных феноменов возникает из ничего, имя которому — «свобода».

Эту же мысль в своих работах неоднократно подчеркивает Н.А. Бердяев. С точки зрения детерминизма, свобода есть «ничто», она выходит не из детерминированного ряда, она ничем не обусловлена, рождённое из неё не вытекает из предшествующих причин, из «чего-то». Свобода предельна, её нельзя ни из чего выводить и ни к чему сводить. Свобода — безосновная основа бытия, и она глубже всякого бытия. Нельзя дойти до рационально ощутимого дна свободы. Свобода есть мощь творить из ничего, мощь духа творить не из природного мира, а из себя (22, 368-370). Лама Анагерине Говинда пишет: «Наша реальная природа— это не воображаемое эго — она безбрежна, всеобъемлюща и неосязаема, она есть шуньята (Великая Пустота) в её глубочайшем смысле» (92).

Предложенная нами модель морали по своему основанию (свобода) и способу его укоренения в «Великую Пустоту» полностью соответствует представлениям этих великих мыслителей, осознавших беспредельность человеческого универсума, творимого из ничего.

или

Предыдущая глава Следущая глава