Книги и учебники по философии

Универсум морали - Ю.М. Федоров
Гуманистическая этика или антропология морали.

Гуманистическая этика или антропология морали.

Новый этап в развитии универсума морали начинается с разложения символов культа в ценности культуры. Гуманистическая форма морали — следствие распаковывания протофеноменов нравственной свободы. Культуротворческий процесс и есть процесс перевода символов культа в общечеловеческие ценности. Субъектами гуманистической морали выступают не микрокосмы, а целостные субъекты — носители родовых сущностных сил. Общечеловеческие ценности — универсальный регулятор отношений между родовыми субъектами.

Философская антропология исходит из признания абсолютной самоценности и уникальности человеческой жизни, рассматривая Космос и Социум не иначе лишь как внешние факторы, воздействующие определенным образом на феномен человека, но не способные его существенно изменить. В антропологической версии эволюция как бы подстраивает свою стратегию изменений в мироздании под цели всестороннего и гармоничного развития Человека. Это, если можно так выразиться, ее «приоритетное направление». Нравственно лишь то, что поддерживает жизнь, и прежде всего человеческую экзистенцию. «Этична только абсолютная и всеобщая целесообразность сохранения и развития жизни, на что и направлена этика благоговения перед жизнью, — писал А. Швейцер. — Любая другая необходимость или целесообразность не этична, а есть более или менее необходимая необходимость или более или менее целесообразная целесообразность» (192, 322).

Прилагательное «человеческая» к понятию «мораль» имеет еще и тот смысл, что включает в предмет этики не мораль вообще, а мораль, рассматриваемую в контексте целостного человека, то есть в контексте всего человеческого универсума. В отличие от протоэтики, исследующей космогенез морали, собственно этика или антропология морали пытается выявить феноменальную или родовую природу нравственности, не сводимой к вне- и постчеловеческому во всеобщем универсуме морали. «В самом общем виде, — считает А.А. Гусейнов, — ее (мораль — Ю.Ф.) можно охарактеризовать как гуманистическое измерение, гуманистическую заданность истории» (60, 145).

Собственно этика исследует мораль как совокупность феноменов человеческой нравственности. Ее стержнем выступает парадигма добра. Парадигма добра вторая историческая форма морали, возникшая в результате распада, дифференцирования, распаковывания протоморали, придания свободе человеческой соразмерности. В отличие от протофеноменов морали, феномены нравственности представляют собой «явленные», «проявленные» Логосом основоположения. Хорошо известные десять христианских заповедей, именуемых еще общечеловеческими, «явлены» Человеку Логосом в качестве Откровения. Генезис этих «простых нравственных ценностей» не так прост и связан с длительным историческим процессом конституирования человеком самого себя в качестве универсума, отличного от космического, то есть по существу связан с процессом декосмизации субъекта и формирования родовой общности (человечество), процессом, который еще далек от завершения.

Процесс этот имеет и свои особые «точки бифуркации», важнейшей из которых явилось выделение сознания из протосознания и феноменов нравственности из протофеноменов морали. Явленными они оказываются еще и потому, что получили свое систематизированное изложение впервые в качестве составляющих монотеистической догматики и, прежде всего, догматики христианской. Вся последующая история развития морали — суть история секуляризации гуманистических ценностей, содержащихся в религиозном сознании, и формирования на их основе парадигмы добра, нашедшей свое укоренение в межсубъектном общении и нравственных структурах складывающегося гражданского общества. Гуманистическая этика или просто этика и есть развернутое учение о добре.

Так как целостность человеческого универсума фиксируется ценностями, то этику можно обозначить еще и терминами «ценностная этика» или «этическая аксиология». Этика исследует ценностные структуры морали и, прежде всего, общечеловеческие моральные ценности, феноменологическая определенность которых не редуцируема средствами космологической или социетальной рефлексий.

или

Предыдущая глава Следущая глава