Книги и учебники по философии

Универсум морали - Ю.М. Федоров
Заключение

Заключение

Речь идет об очень давнем коренном сбое человечества с объективно должного пути и, по сути дела, утрате им своего универсального призвания во вселенной. Мы настолько привыкли жить в состоянии такой утраты и такого сбоя, что не замечаем их. Более всего, мы все, земное человечество, виновны именно в том, что не выбрали и утратили должный путь совершенствования. Мы выбрали бытие вне пути — состояние лишенности его, состояние беспутья... Отказавшись от пути служения космогенезу, от приношения ценностно значимых плодов для него, человечество тем самым обрекло себя на состояние лишенности глубинных корней. Г.С. Батищев. Корни и плоды.

Все возвращающееся по своей природе совершает возвращение к тому, от чего оно получило эманацию для собственной субстанции... Все самобытное способно возвратиться к самому себе. Прокл. Первоосновы теологии.

Человечество в своем историческом движении подходит к каким-то предельным формам своего существования. Наиболее остро это ощущают люди, чей менталитет подпитывается не эмпирией Натуры, а эмпиреей Абсолюта — поэты и философы. Еще более остро трагическую направленность этого движения к Апокалипсису ощущали первые пророки, чьи предостережения так и не были, по существу, услышаны страждущим человечеством, уверенно избравшим столбовую дорогу общественного прогресса, все далее уносящую от света Абсолюта, который ярко сиял над колыбелью его космогенеза. Периферия разбегающейся Вселенной Человеческого Духа своими проявленными, распакованными формами и структурами до отказа переполнила «ментальный вакуум», погребла своими объективациями трансцендентные смыслы человеческой экзистенции.

Историософские наблюдения за процессом угасания света абсолюта в душе современного «социального актера» наводят на мысль, что человек в своей истории не только не восходит от неандертальца к существу разумному, а напротив, катастрофически деградирует от «гомо астралис» к «гомо сапиенс». Именно к концу нашего века сложилась поистине дьявольская по своим вселенским масштабам репрессивная «социальная технология», в рамках которой «прогрессирует» формальная, внечеловеческая этика, активно способствующая социальным институтам осуществлять жесткую селекцию «человеческого материала», отсекая в нем все то, что непригодно для прогрессирующего безличного Социума. Приемлемым оказался Социальный Хам, в экзистенции которого преодолено все астральное и антропное, а в его менталитете — все высшие фермы нравственности. Автор книги «Торжествующий хам или Порнократия» А.Ф. Арендарь, пишет, что «Хам» — выражение отнюдь не фигуральное, а вполне онтологическое в почти библейском смысле этого слова. В течение почти семидесяти лет усилиями мощнейшего селекционного института, каким в нашей стране явилась разветвленная система органов физического и духовного насилия, осуществлена грандиознейшая «чистка», оставившая в живых в основном тех, кто сам был готов совершать насилие. (77, 21-26).

И все-таки, как мы полагаем, не все так безнадежно для судеб человечества. У Человека есть шанс не только выжить в сфере естественного существования (Натура), но и возродиться как в сфере Рода, так и в сфере Абсолюта. Для этого ему, однако, необходимо кардинально изменить направленность исторического движения, прекратить катастрофическое нисхождение к Абсолютному Объекту и начать восхождение к Абсолютному Субъекту. В христианстве это называется «возвращением к Богу» (притча о блудном сыне), который не только простит, но и наставит на путь Истины. Секуляризованное сознание может обозначить это возвратное движение иными понятиями, однако существо исторического процесса должно быть одно: человек обязан найти в себе силы и вернуться к абсолютному в самом себе, активно преодолевая все формы своего ложного бытия и сознания, унаследованные от господства различных внекосмологических центризмов в его Бытии.

На заре своей истории человечество отпало от изначального онтологического всеединства. В этом отпадении человечества от Абсолюта был не только импульс к мировой истории, но и начало глубинного кризиса антропологизма, начало распада самого Человека. Как писал В.С. Соловьев, «свободным актом мировой души объединяемый его мир отпал от Бога и распался сам в себе на множество враждующих элементов; длинным рядом свободных актов все это восставшее множество должно примириться с собою и с Богом и возродиться в форме абсолютного организма» (151, 2, 137).

Возможна ли новая инверсия в человеческом бытии? Несомненно, предпосылки к этому существуют, вопрос заключается лишь в том, сумеет ли человек ими воспользоваться. Пока еще живы Боги и Герои, хотя торжествуют социальные и гносеологизирующие Хамы. Степень распакованности мира такова, что позволяет приступить к решению всеобъемлющих антропных и космологических проблем по центрированию всех форм существования в Абсолюте, Дабы не только выжить (к сожалению, господствующей парадигмой все более становится стратегия выживания человечества, а иная не могла возникнуть из крайностей социологизма и сциентизма), но и приступить к выполнению своей космологической миссии, человечество вновь должно обрести своих подлинных Богов и Героев и перестать ориентироваться на прогрессирующие потребности среднестатистического социального неандертальца. Не случайно великие мистики, начиная с Нострадамуса, предрекали возникновение принципиально новых религий и мировоззрений на рубеже наших веков. Несомненно, должно родиться новое мировоззрение, основывающееся на древнейших архетипических прозрениях, которое станет «алгоритмом» самовозвращения современного человека к «гомо астралис», человеку космическому. Вне инверсии в трансцендентном и символическом невозможна глубинная инверсия в общей направленности исторического движения.

Мощный прорыв в сфере человеческого духа может существенно изменить не только направленность исторического процесса, но и характер «селекции» типов человеческой ментальности. Новая религия, видимо, будет основываться не на Апокалипсисе отпавшего от Бога человечества, а на принципах Трансцендентной Свободы Человека, неуклонным самосозиданием обретающего все более абсолютную и универсальную форму существования. Внерелигиозные формы сознания, и прежде всего философская рефлексия, должны всячески способствовать столь необходимой космологической инверсии в сфере Духа. Если возникновению философской формы мировоззрения предшествовала духовная деятельность семи мудрецов, то появлению мудреца, наделенного харизмой, должна предшествовать интенсивная деятельность в ценностной стихии культуры и генерализации на этой основе принципиально новых мировоззренческих концепций, преодолевающих крайности сциентизма и социологии. Теологам и философам пора прекратить пугать людей неизбежным Апокалипсисом, не предлагая им позитивной версии их Бытия. Назрела настоятельная необходимость в выработке как можно более широкого мировоззрения, основывающегося на признании онтологического статуса Человека, на трансцендентной ответственности которого лежит судьба Вселенной. На первых порах это новое мировоззрение может восполнить отсутствие необходимых трансцендентных, трансрациональных основоположений, которые, хочется надеяться, в недалеком будущем будут явлены миру религиозным реформатором. Именно философия и этика должны взять на себя величайшую ответственность за выработку такой формы мировоззрения, которая бы со временем сыграла решающую роль в грядущей духовной инверсии, в возрождении человека в качестве универсального и абсолютного существа. К сожалению, и философия и этика все еще находятся под идеологическим прессом Социума и продолжают с готовностью вырабатывать сомнительные «алиби» прогрессорским устремлениям частичного человека — человека социальной массы.

Странно, но в процессе написания книги с ее автором произошло нечто, что коренным образом изменило его исходные мировоззренческие установки, которые он считал чуть ли не незыблемыми, а главное — суверенными. Вновь перечитав написанное, складывается устойчивое впечатление, что не автор актуализировался в тексте, а некий, доселе неведомый ему, Текст трансцендировался в его Менталитете. И это, видимо, не случайно. Наше поколение застало конец одной из самых мощных Идеологий, выполнявшей и мировоззренческую функцию. И вновь перед каждым из нас встал вопрос о том, как устроен Мир и какое место в нем занимает человек. И каждый из нас пытается по-своему распаковать образовавшийся «мировоззренческий вакуум». Когда автор приступал к написанию книги, его цели не выходили за пределы уяснения природы и структуры морали. Но постепенно мировоззренческая линия все более и более обнажалась, пока не превратилась в самодовлеющую. Оценивать результаты исследования — удел вдумчивого читателя. Но лишь одно автору очевидно — они не есть простое следствие некоего безличного сциентистского процесса, простым ретранслятором которого он выступал, а скорее некая проекция опыта самопознания, самоопознания, прорвавшаяся за «блокадное кольцо» столь привычных идеологических установок. И если возникший при этом текст окажется стимульным полем, погрузившись в которое читатель построит свою собственную концептуальную версию восхождения человека к Абсолюту, то усилия автора окажутся вознагражденными. И еще: книга не претендует дать сумму ответов об истинной сущности Человека, а является еще одной попыткой сформулировать соответствующий вопрос. А это означает, что модель сущего, обозначенная в книге, — предельно широкая и открытая миропостигающая система, ведь она основывается на «ментальном вакууме», проявлять и распаковывать который призван каждый из людей, достраивающий Себя до Абсолюта и тем самым придающий смысл не только своему собственному существованию, но и выстраивающий систему оправданий Миру, в котором существует.

 

или

Предыдущая глава Следущая глава