Книги и учебники по философии

Собрание сочинений 1 - Розанов В.В.
Дураки

Дураки

Дураки, дураки, дураки, дураки «Великие мысли»: да вовсе не «мысли» («мысли» и собаке могут прийти), и – великое движение и величие всей личности, кто двинулся......

О! О! О! О!..

Боже: да разве не тысячи, даже мильоны «как в моем положении»: и – прошли мимо,. промолчали; дали обидеть женщину, бросили детей, сами залезли под стол...

О! О! О! О!..

«Мысли бывают всякие». В мыслях – черт. Черт и ветер.

Но что я видел и сказал: – «Ни с места!» – «Не уйду!: – «Не подамся»: пусть подаются назад и в стороны отечества, религии, а «моя Варя – тогда перед образом в Калабинской церкви была права»: с этим и при этом я останусь, как Мак Магон: «Je suis et ie resta».

Ну, вот: а вы говорите – философия. Философий много – а Розанов один.

Лицо. Человек. В истории. Вот.

Позвольте: кто из вас, над женщиной плачущей и молящейся и «ничего не понимающей» (пар и клубы дыма), встал и, подняв щит и копье, – сражался 20 лет и победил. Да я и знал, что будет победа (ибо внутренно-то каждому своя правда открыта).

И потом еще больше... О, дьяволы, до чего вы меня не понимаете: так как она все и потом продолжала «не различать клубов пара от дыма», и продолжала молиться: то я, уже «взяв Победу» и вот... «в истории будет увековечено имя ОДНОГО, который победил»...

Улыбку ее.

Улыбку ее как наше северное солнышко...

«Давай, Варя, и я с тобой – вместе помолимся»... «По-право-слав-ному, по-тихому... А попам – Господь с ними... Пусть вот живут... И нашивочки, и позолоты... Господи, Господи: да пусть и фальшь живет, как же бедному человеку без фальши-то прожить. Трудно. Сломается... »

И вот наша «северная, русская реформация»...

Лютер есть Лютер...

А Васёнок есть Васёнок...

– Мамочка. Дай папироску. Я на боковую. Разбуди в 9. Надо в редакцию идти. Очередной фельетон. На 50 р.

Конечно, это не «мантия» пророков и законодателей, новых пророков и еще законодателей...

А наша Русь...

И Варнавин...

И Ветлуга...

Господь с нами: не будем преобразовывать, а будем молиться.

Ну и поесть...

Ну и поспать...

Прилучится «любовь»: ну – и полюбить.

А планета все вертится: Господь с нею.

И утро и вечер: Господь с ними...

Странничек:

Голодно, странничек, голодно... Холодно, странничек, холодно...

– Иди к Розановым. У них тепло. Печь с тараканами. А во щах всего один таракан: ГИГИЕНА. ПО-НОВОМУ.

Странничек ухмыляется, трет красные руки.

– У вас в самом деле ТЕПЛО.

Господи: Ты не умертвил меня за 1000 других моих грехов. И не разражает землю, хотя она вообще грешна. Как же я перемещу хотя СОЛОМИНКУ в делах царства Твоего и Храма Твоего и жизни Твоей?

(за корректур. 2 к. «Оп. л. » – о Тане и себе)

или

Предыдущая глава Следущая глава