Книги и учебники по философии

Философия. Экзаменационные ответы для студентов вузов - Ильин В.В., Кармин А.С., Огородников В.П.
26. Западники и славянофилы

26. Западники и славянофилы

В 30–40-е гг. XIX в. в России культивируется концепция «официальной народности». Ее основополагающая фор­мула — «православие, самодержавие, народность» — была предложена министром просвещения С. С. Уваровым. В этой концепции утверждалось, что уклад русской жизни коренным образом отличается от западноевропейского. Для России характерны «семейное равенство», «взаимная любовь между крестьянами и помещиками». Говорилось, что в России существует союз между самодержавием, пред­ставляющим собой исконную форму государственной вла­сти, православием, которое составляет «моральный дух» и образ мышления народа, и народом, боготворящим царя за отеческую заботу о нем. Уваров выступал против «учено­сти», «пристрастия к иноземному».

Во второй половине 1830-х гг. в мыслящих кругах об­щества возникло увлечение немецкой классической фило­софией. В философии Гегеля утверждалась избранность германского народа и превосходство созданной им куль­туры. Другие народы как бы выпали из современной исто­рии. Возник законный вопрос о месте России в истории, о ее специфике, путях развития. В либеральном дворянстве образовались две партии. Те из писателей, философов и общественных деятелей, кто считал западноевропейскую культуру высшим достижением мировой цивилизации и полагал, что дальнейшее движение России вперед невоз­можно без усвоения европейской образованности и бур­жуазных форм жизни, составили западническое направление (П. Я. Чаадаев, Н. В. Станкевич, T. H. Гpaновский, В. П. Боткин, К. Д. Кавелин и др.).

Славянофилами стали называть тех, кто считал, что Россия обладает особой куль­турой и пойдет но пути, отличному от тех, которыми шли страны Западной Европы. Идеализировались русские са­мобытные начала, утверждалась национальная исключи­тельность России (наиболее известные славянофилы — А. С. Хомяков, И. В. Киреевский, К. С. Аксаков, Ю. Ф. Са­марин). Заметим, что позиция славянофилов не совпадала с официальной идеологией. Так, они критиковали бюро­кратическую государственную машину, выступали за от­мену крепостного права.

У истоков западничества стоял Петр Яковлевич Ча­адаев (1794–1856). Он говорил, что Россия, находясь меж­ду Западом и Востоком, не взяла положительного ни у то­го, ни у другого. В России сложились условия, при которых невозможна нормальная жизнь. У нас царит произвол, без­законие, крепостное право, нет позитивной идейной пози­ции — и это во многом связано с христианской традицией в ее византийской форме. Мы исключены из единства ев­ропейских народов, основанного на католицизме. Прогресс возможен только на базе истинного христианства — като­лицизма. В философском плане Чаадаев примыкал к объ­ективному идеализму, считая себя сторонником Шеллинга.

Н. В. Станкевич (1813–1840) считал, что философия от­крывает человеку пути самосовершенствования, призывал к коллективизму, гармонии, единству с другими людьми.

Т. П. Грановский (1813–1855) был убежден в истори­ческой исчерпанности русского крепостничества и само­державия, высоко оценивал политические свободы Запада.

Алексей Степанович Хомяков (1804–1860) — наибо­лее колоритная фигура среди славянофилов. Он, как и дру­гие славянофилы, указывал на пороки западной цивили­зации: обуржуазивание жизни, социальные антагонизмы, превращение общества в раздробленную массу эгоистиче­ских, жестоких, меркантильных личностей. Судьба Запада трагична. Русская культура имеет другую судьбу. Спасение нашей страны — в сохранении патриархальных основ быта и нравов допетровской Руси.

 У нас в основе жизни — православие как истинное христианство. Но чем же все же объяснить отсталость нашу по сравнению с Западом? При­чину этому Хомяков видит в оторванности государствен­ной власти от народа, от сельских общин. В своей фило­софской позиции Хомяков призывал к гармонии разума и веры. Человек должен жить в церкви. Церковь — это един­ство людей, основной принцип церкви — соборность, со­вместное понимание правды и отыскание пути к спасению. Хомяков верил в великую историческую миссию русского народа.

И. В. Киреевский (1806–1856) критиковал рациона­лизм, характерный как для философии, так и для западно­го богословия. Как и Хомяков, он призывает к согласию разума и веры.

К. С. Аксаков (1817–1860) говорил об исключитель­ности русского народа, о высокой нравственности русской жизни, основа которой — в крестьянстве, еще не испорчен­ном цивилизацией. В России есть две силы — Земля (об­щина) и Государство. На Западе преобладает Государство. У нас на первом плане — Земля. Государство не вмешива­ется во внутренний мир Земли, а народ не претендует на политическую власть, эту ситуацию нужно сохранить. При этом необходима свобода слова, чтобы правительство зна­ло мнение народа. В этом залог стабильности России.

Ю. Ф. Самарин (1819–1876) ратовал за сохранение об­щины, которую он считал средством предотвращения в Рос­сии «язвы пролетариатства» и классовых столкновений.

Оба направления практически прекратили свое суще­ствование в начале 1860-х гг., хотя и позднее были отголо­ски некоторых идей славянофилов. В настоящее время иногда можно услышать эхо этой дискуссии (например, когда идут разговоры о «русской идее»).

или

Предыдущая глава Следущая глава