Книги и учебники по философии

Философия. Экзаменационные ответы для студентов вузов - Ильин В.В., Кармин А.С., Огородников В.П.
41. Основные этапы и формы процесса познания

41. Основные этапы и формы процесса познания

Высшие формы отражения, используемые животными, связаны с появлением у живого существа достаточно диф­ференцированной нервной системы. На основе последней и возникает ощущение — отражение отдельных свойств предметов и процессов окружающего мира.

Ощущение возникает в процессе эволюции жизни на базе раздражимости в связи с образованием нервной сис­темы. При этом лишь для небольшого числа видов энер­гии выработались специфические органы чувств. Ощуще­ние многих других свойств объективного мира, например, формы, величины, отдаленности предметов друг от друга и от наблюдателя, возникают лишь в процессе взаимодей­ствия различных органов чувств. Органы чувств ориенти­рованы в своей специализации на отражение различных физических и химических свойств — тепла, света, твердо­сти, звуковых колебаний, химического состава (вкуса и за­паха). Отсутствие у простейших животных дифференци­рованных органов ощущения сопряжено с отсутствием или примитивностью специального органа, анализирующего и синтезирующего различные ощущения. Так, земляной червь имеет лишь один орган отражения свойств окру­жающего мира — кожу. Тепло, влажность, звуковые коле­бания, свет — все это ощущается им через осязательный орган. Обработка тактильной информации производится такими животными с помощью ганглия — узла нервных окончаний, являющегося предтечей мозга.

 По своему механизму ощущение животного качествен­но не отличается от ощущения человека. Однако между ощущением как формой отражения и ощущением как фор­мой познания существует существенное различие, о чем пойдет речь ниже.

Более высокая степень дифференциации органов ощу­щения связана у животных с наличием головного ганг­лия — мозга, количество нейронов в котором на порядок превосходит этот же показатель для телесных перифери­ческих ганглиев. Благодаря мозгу такие животные (этот уровень представляют прежде всего насекомые) обладают зрением, осязанием, обонянием, вкусом, слухом и гигро-термическим чувством. Мало того, они способны интегри­ровать отдельные ощущения в восприятие.

Восприятие — целостный наглядно чувственный образ предметов и процессов окружающего мира, системный синтез ощущений.

Насекомые, как показывают результаты энтомологи­ческих исследований муравьев, не только видят и слы­шат, обоняют и осязают предмет, но воспринимают его как обособленное от других, целостное, системное единство свойств (палочка, гусеница, другое насекомое и т. п. раз­личаются не по одному только свойству, но по различию конкретных сочетаний свойств). Поведенческие реакции насекомых отличаются большим разнообразием и слож­ностью именно благодаря восприятию.

Однако только высшие животные, обладающие разви­тым головным мозгом (с выделением коры), способны осу­ществлять отражение внешнего мира на уровне представ­ления — сохраненного в механизме памяти восприятия, которое может быть воспроизведено в отсутствие отра­женного предмета.

Представление — высшая форма чувственного отраже­ния в виде наглядно-образного знания. Поэтому оно слу­жит основой жизнедеятельности высших животных, спо­собных запоминать не только внешний образ отдельных предметов, но и процессуальную связь — взаимодействие между предметами и процессами. Например, многие животные начинают создавать запасы корма при появлении первых признаков зимы. В экспериментах с такими жи­вотными искусственное создание подобных условий при­водит к аналогичным действиям.

Для человека (и, как показывают исследования послед­них десятилетий, шимпанзе и дельфина) именно представ­ление служит основанием выработки понятия. Представ­ление — вспоминающее созерцание — переходное звено ме­жду созерцающим и мыслящим сознанием. Анализ пред­ставлений позволяет выяснить объективно общее, прису­щее разным предметам, и произвести синтез, зафиксиро­вав эту общность в первом элементе мысли — понятии. Так, сохраненные в механизме памяти восприятия различ­ных деревьев являются основанием понятия «дерево».

Очень важно не смешивать понятие со словом, его фик­сирующим. Слово — настоящий «дом» понятия, а система слов (язык) — «дом» мышления. Однако как человек мо­жет проживать в различных домах, так и понятие может быть выражено различными словами.

Понятие — мысль, отражающая общие и существенные (существенно общие) признаки определенной совокупно­сти предметов, процессов, моментов действительности.

Так, понятие «яблоко» отражает существенные призна­ки всех яблок. Ясно, что в этот состав не входят такие при­знаки, как «красное» или «желтое», так как яблоки бы­вают и других цветов, или «сладкое», так как яблоки бы­вают и кислыми. Мысль отвлекается от несущественного и частного и тем самым уходит от конкретно-чувственного к абстрактно-рациональному.

В понятии сознание человека поднимается до высшего уровня абстракции, сохраняющегося во всех остальных формах мысли.

Следующая форма логического отражения и вместе с тем форма познания — суждение.

Суждение — это мысль, в которой на основании связи понятий выявляется свойство, отношение, признак, рас­крывающие содержание одного из понятий.

 При этом суждение обязательно должно содержать утверждение или отрицание наличия свойств, отношений или других признаков у данного понятия. Последнее об­стоятельство помогает понять, что далеко не каждое пред­ложение представляет суждение. Не являются суждения­ми все вопросительные (в том числе и риторические) и множество предписывающих какое-то действие или без­действие побуждающих предложений. Например, выска­зывание «Кто не проклинал станционных смотрителей, кто с ними не бранился?» (А. С. Пушкин) не является су­ждением, так как не содержит ни утверждения, ни отрица­ния, хотя и представляет собой риторический вопрос, от­вет на который был известен (во времена Пушкина). Не являются суждениями и высказывания типа «Пешеходы! Переходите дорогу только по зеленому сигналу светофо­ра!»; «Уважайте труд уборщиц!»; «Следует регулярно по­сещать зубного врача»; «Никогда не разговаривайте с не­известными!» (М. А. Булгаков) и т. п.

►   Связь суждений, в которой образуется новое суждение, называется умозаключением.

Всякое умозаключение содержит посылки — суждения, из которых выводится заключение, и собственно заключе­ние — выводимое суждение. Для того чтобы сделать вы­вод, необходимо, чтобы посылки были связаны какой-то общей мыслью.

Соотношение уровня общности посылок и заключения определяет три основных типа умозаключений: дедукцию, индукцию и традукцию.

Дедуктивное умозаключение чаще используется и в тео­рии, и в практике.

Дедукция — умозаключение, в котором из более обще­го суждения выводится менее общее.

Часто можно встретиться с определением дедукции как рассуждения от общего к частному, но это не соответствует реальным дедуктивным умозаключениям. Например: «Лю­ди должны быть честными. Продавцы — люди. Следовательно, продавцы должны быть честными». Все суждения, составляющие данное дедуктивное умозаключение, — об­щеутвердительные. В таких случаях рассуждение идет не от общего к частному, а от более общего к менее общему.

Однако дедукция дает в познании сведения относитель­ной новизны.

Полученные в дедуктивном выводе данные являются распространением уже известного закона на конкретные случаи его проявления.

Знания принципиальной новизны можно получить только используя логически противоположное умозаклю­чение — индукцию. Индукция — умозаключение от менее общего в посылках к более общему в заключении. Напри­мер: «Металлурги высказываются за укрепление эконо­мического единства нашего общества. Работники газовой промышленности высказываются за укрепление эконо­мического единства нашего общества. Работники лесной и деревообрабатывающей промышленности высказываются за укрепление экономического единства нашего общества. Шахтеры высказываются за укрепление экономического единства нашего общества. Железнодорожники высказы­ваются за укрепление экономического единства нашего общества... Следовательно, большинство работников про­изводственной сферы — за укрепление экономического единства нашего общества». Налицо переход от общих су­ждений к общему выводу, различие лишь в степени общ­ности. В индуктивном выводе большая степень общности всегда принадлежит выводу, заключению, в дедуктивном — одной из посылок.

Существует еще один тип умозаключения, который при­меняется не так уж редко, но в учебниках по логике почти всегда опускается. Рассмотрим задачу: «Мне позвонила по телефону женщина, — рассказывает Мария, — и удивилась, что я не узнала ее голоса: ведь теща ее отца — моя мать. Тут я в свою очередь удивилась: ведь я — единственный ребенок у своих родителей». Кто позвонил Марии? Реше­ние задачи просто. Теща отца — бабушка позвонившей и мать Марии. Так как Мария — единственный ребенок в се­мье, ей звонила ее дочь. Произведенный вывод — пример традуктивного (от лат. traducere — перемещать) умоза­ключения, в котором степень общности суждений-посы­лок и суждения-вывода одинакова.

 Понятие, суждение и умозаключение, являясь форма­ми познания, вместе с тем представляют собой элементы мышления. Произведенный выше анализ позволяет дать следующее определение мышления.

Мышление — это отражение в абстрактно-субъектив­ном — понятиях, суждениях, умозаключениях — сущности конкретно-объективных отношений в окружающем челове­ка мире, в связи человека и мира, во взаимодействии людей.

Понятие сознание шире по объему, чем понятие мышле­ние, так как представляет собой единство эмоционально-образного и рационального в отражении человеком окру­жающего. Например, понимание мира художником, ком­позитором, писателем обязательно проходит через врата чувств, через эмоции. Где нет высокого чувства, там нет и восприятия искусства. Мышление же являет собой логику сознания, рациональную ее часть.

Эмоциональную и рациональную составляющие со­знания можно различать и по уровню абстрактности. Яс­но, что эмоция не может быть абстрактной — нет гнева во­обще, есть лишь гнев по определенному поводу, нет страха вообще, есть лишь страх перед чем-то конкретным (за ис­ключением навязчивых состояний в случае психопатоло­гии). Мышление же — оперирование абстрактными поня­тиями.

Связь эмоциональной и рациональной сторон сознания раскрывается как связь чувственных и логических форм познания. Неразрывность этой связи проявляется уже на уровне ощущения. Ощущение как форма чувственного познания отличается от ощущения как формы отражения, присущей практически всем животным, тем, что в чувст­венном познании мы не только ощущаем, но и понимаем, ЧТО ощущаем. Таким образом, ощущение в познании вы­ходит на уровень рационального, осознается в понятии.

Например, ощущение твердого соединяется с понятием «твердое», ощущение горячего — с понятием «горячее» и т. п. Если данное конкретное ощущение мы не можем со­единить ни с одним понятием нашего мышления, то мы не понимаем, ЧТО ощущаем, и ощущение остается на уровне отражения, не становясь моментом чувственного познания. С другой стороны, никакое понятие не образуется, если ему не предшествует чувственное отражение данного клас­са предметов, на основании которого и формируется поня­тие как мысль, отражающая существенно-общее. Нельзя, конечно, смешивать процесс образования понятия с про­цессом обмена готовыми понятиями и суждениями, фик­сированными в языке. В таком процессе основой служит раскрытие содержания понятия, его определение. Однако и определение понятия опирается на чувственный опыт тех, кому преподносится содержание нового понятия. Ска­занное нужно отнести и к суждению, и к любому умоза­ключению.

Итак, связь между чувственными и рациональными формами познания имеет неразрывный и двусторонний характер. Чувственные формы должны быть доведены до осознания в понятиях и суждениях, а последние не могут строиться иначе, как на материале чувственных данных.

или

Предыдущая глава Следущая глава