Книги и учебники по философии

Философия. Экзаменационные ответы для студентов вузов - Ильин В.В., Кармин А.С., Огородников В.П.
 50. Проблема смысла жизни

 50. Проблема смысла жизни

Вопрос о смысле жизни «зачем я живу?» возникает у лю­дей, не склонных обременять себя философскими раз­мышлениями, чаще всего лишь в связи с жизненными не­взгодами. Счастливые о смысле своей жизни обычно не думают. Им нет необходимости искать смысл жизни, по­тому что она для них и без этих поисков уже наполнена смыслом. Жизнь есть ценность сама по себе («финальная ценность»), какой бы она ни была. Но бесконечная череда мелких будничных дел и забот, безостановочная погоня за удовольствиями и преходящими жизненными благами угнетают личность, лишают ее свободы. И в какой-то мо­мент человек может осознать, что хотя его отдельные дей­ствия каждый раз имеют какой-то свой смысл, в целом вся его жизнь течет бесцельно и бессмысленно. Жизнь пере­стает быть для него самоценностью. И тогда человек начи­нает думать, что жизнь обретет смысл, если посвятить ее какой-то цели. Цели могут быть разными: решение каких-либо творческих задач — научных, художественных, тех­нических и т. п., борьба за преобразование общества, карь­ера, власть, богатство, счастье другого человека, воспитание потомства, коллекционирование и пр. Ради своей цели че­ловек может даже пожертвовать жизнью: он готов скорее не жить, чем жить без смысла.

Итак, решение вопроса «зачем я живу?» как будто бы состоит в том, чтобы выбрать цель жизни и суметь посвя­тить себя ей. Однако и это решение оказывается недоста­точным.

 Всю трудность вопроса о смысле жизни человек начина­ет осознавать тогда, когда задумывается о смерти. Смерть уравнивает всех: те, кто преследовал самые благородные цели, точно так же предстают перед лицом смерти, как и те, кто жил бесцельно и бессмысленно. Так для чего же нужно мне стремиться к чему-то, добиваться чего-то, если в конце концов от меня ничего не останется?

Проблема смысла жизни и смерти — одна из главных проблем всякой религии. Религия помогает преодолеть страх смерти, обещая бессмертие на том свете. Но надо прожить жизнь так, как того требует воля Божья, чтобы заслужить вечное блаженство. Таким образом, жизнь об­ретает смысл, предопределенный Богом. Освящая име­нем Бога основополагающие принципы морали, религия утверждает, что соблюдение их в конечной земной жизни обеспечивает спасение души для бесконечного небесного существования. Связывая смысл жизни со стремлением к добру (т. е. с выполнением «предначертаний Божьих») и борьбой против зла («козней дьявола»), религия на про­тяжении многих веков играет огромную роль в нравствен­ном воспитании людей. Но с точки зрения религии выс­ший смысл жизни выносится за ее рамки: жизнь оказы­вается лишь средством для достижения потусторонней по отношению к ней цели, лишь временным и преходящим этапом на пути к загробному миру. Страх смерти замеща­ется в религии другим страхом — страхом возмездия за грехи.

Иной подход к поиску смысла жизни развивается в ма­териалистической философии.

Материализм не страшится признать трагизм смерти, он не утешает нас никакими надеждами на спасение души в потустороннем мире. Нельзя устранить трагизм смерти, смириться с нею. Но переживания, связанные со смер­тью, — столь же необходимый элемент нашей жизни, как и многое другое. При всей своей горечи такие переживания не должны доводить нас до отрицания ценностей жизни. Напротив, они заставляют нас дорожить каждым мгновением (бессмертные существа, очевидно, не имели бы в этом нужды).

А сознание того, что смерть есть одинаковый удел всех людей, независимо от их отношения к жизни, не обес­смысливает человеческое существование, а лишь подчер­кивает общность наших конечных судеб, сближает и объ­единяет всех нас, способствует взаимопониманию, разви­тию чувств сострадания, сочувствия, солидарности.

С точки зрения материализма никакого данного свыше смысла и предназначения человеческая жизнь не имеет.

Смысл жизни личности не есть нечто такое, что сущест­вует объективно, вне сознания этой личности. Это не сек­рет, который природой или Богом сочинен и где-то как-то спрятан от человека. По замечанию В. Франкла, искать са­мое лучшее и общее для всех людей определение смысла жизни — это все равно что пытаться найти ответ на во­прос: каков самый хороший ход в шахматах? Никто «со стороны» не может вам указать, где и в чем заложен смысл вашей жизни, по той простой причине, что помимо вас, он никем и ничем никуда не закладывается. Каждый должен самостоятельно искать для себя смысл своей жизни, и ни­кому другому поручить это дело нельзя.

Смысл жизни индивидуален: он существует для инди­вида и у каждого индивида свой. Смысл жизни субъекти­вен: его нет, пока субъект сам не установит его.

Жизнь должна иметь смысл в себе, а не за своими пре­делами. У нее должны быть «прижизненно» наполняющий ее смысл, поскольку «задним числом», после ее конца, че­ловек сделать ее осмысленной уже не сможет. Смысл жиз­ни должен заключаться в ней самой — смысл ее нельзя вы­носить за ее рамки, ибо тогда смыслом наделяется нечто вне ее, а она остается бессмысленной.

Смысл жизни не дается человеку «свыше», а создается человеком благодаря его собственным усилиям. «Найти» смысл жизни — это задача, которая не сводится к тому, чтобы «отыскать» или «открыть» некое ее предназначение. Суть здесь в том, чтобы сделать жизнь осмысленной.

 Проблема смысла жизни, однако, не может быть реше­на, если жизнь рассматривается лишь в биологическом смысле, а не как явление социальное, не как жизнь чело­века в обществе. Эта проблема может решаться только с учетом того, что индивидуальная жизнь человека есть часть общей жизни семьи, коллектива, народа, всего человече­ства. Эта общая жизнь — дар, которым люди владеют со­вместно. И в то же время каждый человек несет личную и ни с кем не разделяемую ответственность за сохранение и улучшение этой общей жизни. Он должен жить как ее участник, обязанный заботиться не только о себе, но и о других. Именно благодаря заботам людей друг о друге об­щая жизнь человеческого рода не прекращается, хотя смерт­ный удел постигает каждого. Таким образом, индивидуаль­ная жизнь получает смысл как частица совместной, общей жизни людей.

Человек, живущий только для себя, теряет смысл жиз­ни потому, что отрывает свою индивидуальную жизнь от общей жизни. Чтобы иметь смысл жизни, человек должен быть личностью, могущей его иметь. Иначе говоря, он дол­жен быть способен реально наполнить свою жизнь смыс­лом, а не просто сформулировать словесно, в чем этот смысл состоит (такая формулировка — дело вторичное и даже не обязательное; многие люди живут полной смысла жизнью, обходясь без всяких словесных выражений его). Личность, умеющая наполнить смыслом жизнь, — это лич­ность, несущая в сердце любовь к людям. Такая личность находит смысл жизни в деятельности, которая представ­ляет ценность и для нее самой, и для других.

или

Предыдущая глава Следущая глава