История философии

История и философия науки - Крянева Ю.В., Моторина Л.Е.
3.4. Новоевропейская наука

3.4. Новоевропейская наука

Классическая наука. Образ современной науки, от­мечал А. Эйнштейн, был определен в эпоху Нового времени. Леонардо да Винчи, Г. Галилей, Ф. Бэкон, Р. Декарт полагали главны­ми ценностями новой науки ее светский характер, критический дух, объективную истинность, практическую полезность.

Изменялось и само понимание науки. По мнению ученых Нового времени, она должна перестать быть созерцательно-на­блюдательной. Прорывом в ее понимании было открытие экс­периментальной основы науки. Античная культура знала лишь теоретическую и логическую основы науки, но этого было недо­статочно в эпоху, когда наука заявила о себе как об относительно самостоятельном явлении культуры. Наука могла развиваться, определяя свои собственные основы, к которым следует отнести экспериментальные исследования, а в более широком смысле — методологические основы.

Работы Ф. Бэкона «Новый органон» и Р. Декарта «Рассужде­ние о методе» выразили потребность науки в осмыслении собст­венных методологических средств.Конструктивный характер новоевропейской науки выразил Г. Галилей, вводя метод идеализаций. Критикуя установки средне­вековой культуры и ее «кумира» Аристотеля, Галилей раскрывает конструктивно-творческую роль научного мышления, работающего с идеализациями, экспериментирующего над исходными предпо­сылками. Галилей преобразует физику Аристотеля о движении и вводит идею тождества кругового и прямолинейного движения. Оно становится теоретическим образом (идеализацией) совершенства движения. Как отмечал Галилей, «мы создаем совершенно новую науку о предмете чрезвычайно старом. В природе нет ничего древнее движения, и о нем философы написали томов немалых» [ 1. С. 233J.

Новая наука всецело полагалась на авторитет знания; она, считал Декарт, должна все подвергать сомнению с целью выявле­ния исходных интеллектуально очевидных положений. Инстру­ментом исследования становилась математика. Онтологическое обоснование значимости математики дал Галилей: «Книга приро­ды написана языком математики». Эта методологическая уста­новка была воспринята всеми последующими учеными, что оз­начало переход от качественного описания явлений природы, ха­рактерного для натурфилософии, к математическому описанию, вскрывающему взаимоотношения и закономерности.

Само построение новоевропейской науки было совершено И. Ньютоном (1643-1727). Великий ученый оставил огромное на­учное наследство в разных областях науки — оптике, астрономии, математике. Главным в его творчестве было создание основ меха­ники, открытие закона всемирного тяготения и разработка теории движения небесных тел.

Классическая механика, разработанная Ньютоном, оказала воздействие на развитие всех наук того времени. Она стала идеа­лом научности и программой для всех последующих научных ис­следований. В 1687 г. вышли в свет его «Математические начала натуральной философии», где была сформулирована новая науч­ная концепция, суть которой — в обосновании всеобщности зако­нов механического движения и применении математического аппарата для их описания. «Я вывел, — отмечал Ньютон, - с по­мощью математических соображений движение планет из дейст­вующих на них сил. Желательно было бы и другие явления приро­ды объяснить из механических начал с помощью такого же спосо­ба рассуждения» (цит. по: [2. С. 11]).

В итоге формируется образ классической науки. Характерной ее особенностью становится опора на авторитет знания (для обо­значения образа новой науки был предложен термин «science»).

Неклассическая наука формировалась в первой половине XX в. Научная революция, коренным образом изменившая классиче­ские представления, совершилась в результате происходивших с конца XIX в. научных открытий революционного значения, та­ких, как делимость атома, специальная и общая теория относи­тельности, квантовая теория, квантовая химия, генетика, концеп­ция нестационарной Вселенной, общая теория систем.

В итоге на основе специальной теории относительности и принципов квантовой механики утверждается квантово-реляти- вистское научное миропонимание. Такой принцип квантовой ме­ханики, как принцип дополнительности, играет конструктивную роль в синтезе классических и неклассических представлений о микропроцессах. Допускается истинность различающихся теоре­тических описаний одной и той же физической реальности.

Если в классической науке идеал объяснения и описания предполагал характеристику объекта «самого по себе», без указа­ния на средства его исследования, то в квантово-релятивистской физике в качестве необходимого условия объективности объясне­ния и описания выдвигается требование четкой фиксации осо­бенностей средств наблюдения, которые взаимодействуют с объ­ектом. Новая система познавательных идеалов и норм обеспечи­вала расширение поля исследуемых объектов, открывая пути к исследованию сложных систем.

Становление неклассической научной картины мира осуще­ствлялось на основе представлений о мире как сложной системе, включающей микро-, макро- и мегамиры. В итоге создавались предпосылки для построения целостной картины природы, в ко­торой прослеживается иерархическая организованность Вселен­ной как сверхсложной системы [3. С. 279].

Постнеклассическая наука. Во второй половине XX в. формиру­ется новый образ науки - постнеклассическая наука. Во многом картина процесса формирования этой науки еще мозаична, но оп­ределенные тенденции все же наметились. Наряду с дисциплинар­ными исследованиями на первый план выдвигаются междисципли­нарные формы исследовательской деятельности, ориентированные на решение крупнейших проблем. В этом В.И. Вернадский видел отличительную особенность науки XX в. Если задача классической и неклассической науки состояла в постижении определенного фрагмента действительности и выявлении специфики предмета исследования, то содержание постнеклассической науки опреде­ляется комплексными исследовательскими программами. В связи с этим возникают новые формы синтеза наук, новые классы наук.

У истоков тенденции, ведущей к образованию новых классов наук, стояли В.В. Докучаев и его выдающийся ученик В.И. Вер­надский, заложивший основы биосферного класса наук, био­сферного естествознания в целом. Эта тенденция привела к фор­мированию биогеоценологии, основы которой были определены В.н. Сукачевым. Биосферную и биогеоценотическую эстафету развития наук подхватил Н.В. Тимофеев-Ресовский, сформули­ровавший проблему «биосфера и человечество».

В формировании научного мировоззрения был сделан сущест­венный прорыв, на который не решались классическая и неклас­сическая наука, - человек был введен в научную картину мира. Вселенная в ее эволюционном развитии получила антропологиче­скую направленность. Антропный принцип выражает идею о том, что структура Вселенной и ее фундаментальные характеристики имеют антропологическое выражение (см. § 8.3).

Важнейшей особенностью постнеклассической науки является формирование этики ответственности научного сообщества за при­менение научных достижений. Наука не только ищет истину, но и определяет условия ее применения. Если классическая и некласси­ческая науки ставили своей целью только поиск истины, а проблемы использования и применения научных открытий возлагали на об­щество, то постнеклассическая наука, включающая в свой предмет и антропогенную деятельность, не может оставаться в стороне от ре­шения этических проблем, связанных с влиянием научных откры­тий на различные сферы человеческой жизнедеятельности.

Итак, новоевропейская наука, основываясь изначально на экспериментальном методе, обретает самостоятельный статус и проходит в своем развитии несколько этапов.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Галилеи Г. Избранные труды. Т. II. М., 1964.

Курашов В.И. Познание природы в интеллектуальных коллизиях на­учных знаний: Научная мысль России на пути в XXI век. М., 1995.

Степин B.C., Розов МЛ., Горохов В.Г. Философия науки и техники. М., 1995.4. Структура научного знания. 4.1. Уровни, формы и методы научного познания

Научное познание есть процесс, т.е. целостная развивающаяся система довольно сложной структуры, которая вы­ражает собой единство устойчивых взаимосвязей между элемента­ми данной системы. Структура научного познания может быть представлена в различных срезах и соответственно в совокуп­ности своих специфических элементов. Рассматривая основную структуру научного знания, В.И. Вернадский отмечал, что «основ­ной, неоспоримый, вечный остов науки (ее твердое ядро) включа­ет в себя следующие главные элементы: I) Математические науки во всем их объеме. 2) Логические науки почти всецело. 3) Научные факты в их системе, классификации и сделанные из них эмпири­ческие обобщения — научный аппарат, взятый в целом. Все эти стороны научного знания - единой науки - находятся в бурном развитии, и область, ими охватываемая, все увеличивается» [2. С. 427]. При этом, согласно Вернадскому, во-первых, новые науки всецело проникнуты этими элементами и создаются «в их всеоружии»; во-вторых, научный аппарат фактов и обобщений в результате научной работы растет непрерывно в геометрической прогрессии; в-третьих, живой, динамичный процесс такого бытия науки, связывающий прошлое с настоящим, стихийно от­ражается в среде человеческой жизни, является все растущей гео­логической силой, превращающей биосферу в ноосферу — сферу разума.

С точки зрения взаимодействия субъекта и объекта научного познания наука включает в себя четыре необходимых компонента в их единстве.

Субъект науки — ключевой элемент научного познания — от­дельный исследователь или научное сообщество, коллектив, в ко- печном счете - общество в целом. Субъекты науки исследуют раз­личные проявления, свойства, стороны и отношения материаль­ных и духовных объектов. При этом научная деятельность требует специальной подготовки познающего субъекта, входе которой он осваивает исторический и современный ему концептуальный ма­териал, существующие средства и методы научного исследования.

Объект науки — предметная область научного познания, то, что именно изучает данная наука или научная дисциплина, все то, на что направлена мысль исследователя.

Предмет науки в широком смысле — это некоторая ограничен­ная целостность, выделенная из мира объектов в процессе челове­ческой деятельности, либо конкретный объект, вещь в совокуп­ности своих сторон, свойств и отношений.

Система методов и приемов, характерных для данной науки или научной дисциплины и обусловленных спецификой их пред­метов.

Язык науки — специфическая знаковая система — как естест­венный язык, так и искусственный (знаки, символы, математиче­ские уравнения, химические формулы и т.п.) [4. С. 32].

При ином срезе научного познания в его структуре различают следующие элементы: о фактический материал, почерпнутый из эмпирического опыта; о результаты первоначального концептуального его обобщения в категориях;

основанные на фактах проблемы и научные предположения (ги­потезы);

выведенные из них законы, принципы и теории, картины мира; О философские основания;

социокультурные, ценностные и мировоззренческие основы; о методы, идеалы и нормы научного познания; стиль мышления и некоторые другие элементы, например внерациональные.

Кроме того, в структуре всякого научного знания существуют элементы, не укладывающиеся в традиционное понятие научно­сти: философские, религиозные представления; психологические стереотипы, интересы и потребности; интеллектуальные и сен­сорные навыки, не поддающиеся вербализации и рефлексии; про­тиворечия и парадоксы; личные пристрастия и заблуждения. Имея в виду подобные элементы, Вернадский писал, что «есть од­но коренное явление, которое определяет научную мысль и отли­чает научные результаты и научные заключения ясно и просто от утверждений философии и религии, - это общеобязательность и бесспорность правильно сделанных научных выводов, научных утверждений, понятий и заключений» [2. С. 400].

Как развивающаяся система знания, наука включает в себя два основных уровня - эмпирический и теоретический/Им соответ­ствуют два взаимосвязанных, но вто же время специфических ви­да познавательной деятельности — эмпирическое (опытное) и тео­ретическое (рациональное) исследования — две основополага­ющие формы научного познания, а также структурные компоненты и уровни научного знания. Оба эти вида исследования органиче­ски взаимосвязаны и предполагают друг друга в целостной струк­туре научного познания.

Эмпирическое исследование направлено непосредственно на объект и опирается на данные наблюдения и эксперимента. На этом уровне преобладает чувственное познание как живое созер­цание. Здесь присутствуют рациональный момент и его формы (понятия, суждения и т.п.), но они имеют подчиненное положе­ние. Поэтому на эмпирическом уровне исследуемый объект отра­жается преимущественно со стороны своих внешних связей и проявлений, доступных живому созерцанию. Помимо наблюде­ния и эксперимента в эмпирическом исследовании применяются такие средства, как описание, сравнение, измерение, анализ, ин­дукция. Важнейшим элементом эмпирического исследования и формой научного знания является факт.

Факт (от лат. factum — сделанное, свершившееся): а) синоним понятия «истина», реальное событие, результат - в противополож­ность вымышленному; б) особого рода предложения, фиксиру­ющие эмпирическое знание, т.е. полученное в ходе наблюдений и экспериментов. Факт становится научным, когда он включен в ло­гическую структуру конкретной системы научного знания. Как от­мечал Н. Бор, ни один опытный факт не может быть сформулиро­ван помимо некоторой системы понятий [1. С. 114]. В современной методологии науки существуют две полярные точки зрения в пони­мании природы факта - фактуализм, который подчеркивает автономность и независимость фактов по отношению к различным теориям, и теоретизм, напротив, утверждающий, что факты полностью зависят от теории и при смене теорий происходит изме­нение всего фактуального базиса науки. Верное решение проблемы состоит в признании того, что научный факт, обладая теоретиче­ской нагрузкой, относительно независим от теории, поскольку в своей основе обусловлен материальной действительностью. В на­учном познании совокупность фактов образует эмпирическую ос­нову для выдвижения гипотез и создания теорий. Задачей научной теории является описание фактов, их объяснение, а также предска­зание ранее неизвестных. Факты играют большую роль в проверке, подтверждении и опровержении теорий: соответствие фактам - одно из существенных требований, предъявляемых к научным тео­риям. Расхождение теории с фактом рассматривается как сущест­венный недостаток теоретической системы знания. Вместе с тем, если теория противоречит одному или нескольким отдельным фак­там, нет оснований считать ее опровергнутой, так как подобное противоречие может быть устранено в ходе развития теории или усовершенствования экспериментальной техники.

Теоретическое исследование связано с совершенствованием и развитием понятийного аппарата науки и направлено на всесто­роннее познание реальности в ее существенных связях и законо­мерностях. Данный уровень научного познания характеризуется преобладанием рациональных форм знания — понятий, теорий, законов и других форм мышления. Чувственное познание как жи­вое созерцание здесь не устраняется, а становится подчиненным (но очень важным) аспектом познавательного процесса. Теорети­ческое познание отражает явления и процессы со стороны их уни­версальных внутренних связей и закономерностей, постигаемых с помощью рациональной обработки данных эмпирического ис­следования.

Рассматривая теоретическое исследование как высшую и наи­более развитую форму научного знания, можно выделить следу­ющие его структурные компоненты - проблему, гипотезу, теорию.

Проблема — форма теоретического знания, содержанием кото­рой выступает то, что еще не познано человеком. Поскольку про­блема представляет собой вопрос, возникающий в ходе познава­тельного процесса, она является не застывшей формой научного знания, а процессом, включающим в себя два основных момен­та — постановку и решение. Весь ход развития человеческого по­знания может быть представлен как переход от постановки одних проблем к их решению, а затем к постановке новых проблем.Гипотеза - форма теоретического знания, структурный эле­мент научной теории, содержащий предположение, сформулиро­ванное на основе фактов, истинное значение которого неопреде­ленно и нуждается в доказательстве. Научная гипотеза всегда вы­двигается для решения какой-либо конкретной проблемы с целью объяснения новых экспериментальных данных либо устранения противоречий теории и отрицательных результатов эксперимен­тов. Роль гипотез в научном знании отмечали многие выдающиеся философы и ученые. Крупный британский философ, логик и ма­тематик А. Уайтхед подчеркивал, что систематическое мышление не может прогрессировать, не используя некоторых общих рабо­чих гипотез со специальной сферой приложения: «Достаточно развитая наука прогрессирует в двух отношениях. С одной сторо­ны, происходит развитие знания в рамках метода, предписывае­мого господствующей рабочей гипотезой; с другой стороны, осу­ществляется исправление самих рабочих гипотез» [6. С. 625]. Как форма теоретического знания выдвигаемая гипотеза должна отве­чать обязательным условиям, которые необходимы для ее возник­новения и обоснования: соответствовать установленным в науке законам; быть согласованной с фактическим материалом, на базе которого и для объяснения которого она выдвинута; не содержать противоречий, которые запрещаются законами формальной ло­гики; быть простой и допускающей возможность ее подтвержде­ния или опровержения [4. С. 184—185].

Теория является наиболее развитой и сложной формой науч­ного знания. Другие формы научного знания - законы науки, классификации, типологии, первичные объяснительные схемы — генетически могут предшествовать собственно теории, составляя базу ее формирования. В то же время они нередко сосуществуют с теорией, взаимодействуя с ней в системе науки, и даже входят в теорию в качестве ее элементов. Специфика теории по сравнению с другими формами научного знания заключается в том, что она дает целостное представление о закономерностях и существенных связях определенной области действительности - объекта данной теории. Примерами научных теорий являются классическая меха­ника Ньютона, эволюционная теория Дарвина, теория относи­тельности Эйнштейна. Любая научная теория, по мнению Эйн­штейна, должна отвечать следующим критериям: не противоре­чить данным опыта; быть проверяемой на имеющемся опытном материале; отличаться естественностью, логической простотой; содержать наиболее определенные положения; отличаться изя­ществом и красотой, гармоничностью; иметь широкую область применения; указывать путь создания новой, более общей тео­рии, в рамках которой она сама остается предельным случаем [7. С. 139—143]. По своему строению теория представляет собой внут­ренне дифференцированную, но целостную систему знания, ко­торую характеризуют логическая зависимость одних элементов от других, выводимость содержания теории из некоторой совокуп­ности утверждений и понятий — исходного базиса теории — по оп­ределенным логико-методологическим правилам.

Теоретический и эмпирический уровни научного знания при всем своем различии тесно связаны друг с другом. Эмпирическое исследование, выявляя новые данные наблюдения и эксперимен­та, стимулирует развитие теоретического исследования, ставит перед ним новые задачи. Теоретическое исследование, развивая и конкретизируя теоретическое содержание науки, открывает но­вые перспективы объяснения и предвидения фактов, ориентирует и направляет эмпирическое исследование. Наука как целостная динамическая система знания может успешно развиваться, толь­ко обогащаясь новыми эмпирическими данными, обобщая их в системе теоретических средств, форм и методов познания. В опре­деленных точках развития науки эмпирическое переходит в теоре­тическое и наоборот. Недопустимо абсолютизировать один из этих уровней в ущерб другому.

Получение и обоснование объективно-истинного знания в науке происходит при помощи научных методов.

Метод (от греч. те№с1о5 - путь исследования или познания) - совокупность правил, приемов и операций практического и тео­ретического освоения действительности. Основная функция ме­тода в научном знании — внутренняя организация и регулирова­ние процесса познания того или иного объекта.

Методология определяется как система методов и как учение об этой системе, общая теория метода.

Современная система методов науки столь же разнообразна, как и сама наука. Содержание изучаемых наукой объектов служит критерием для различия методов естествознания и методов со- циально-гуманитарных наук. В свою очередь методы естествен­ных наук подразделяют на методы изучения неживой природы и методы изучения живой природы. Выделяют также качественные и количественные методы, однозначно детерминистские и веро­ятностные, методы непосредственного и опосредованного позна­ния, оригинальные и производные и т.д.

Характер метода определяется многими факторами: предме­том исследования, степенью общности поставленных задач, накоп­ленным опытом, уровнем развития научного знания и т.д. Мето­ды, подходящие для одной области научного знания, оказываются непригодными для достижения целей в других областях. Методы, использовавшиеся на этапе становления научной дисциплины, уступают место более сложным и совершенным методам на после­дующей ступени ее развития. В то же время многие выдающиеся достижения явились следствием переноса методов, хорошо заре­комендовавших себя в одних науках, в другие отрасли научного знания. Например, в биологии успешно применяются методы фи­зики, химии, общей теории систем. Обобщенные характеристики методов, выработанных в термодинамике, химии, биологии, дали толчок к возникновению синергетики. В самых разнообразных науках оправдали себя математические методы. Таким образом, на основе применяемых методов происходят противоположные процессы дифференциации и интеграции наук.

В теории науки и методологии научного познания разработа­ны различные классификации методов. Так, втипологии научных методов, предложенной В.А. Канке, выделены: индуктивный ме­тод, который регламентирует перенос знаний с известных объек­тов на неизвестные и тесно сопряжен с проблематикой научных открытий; гипотетико-дедуктивный метод, определяющий пра­вила научного объяснения в естествознании и основанный на оп­ределении соответствия научных понятий реальной ситуации; ак­сиоматический и конструктивистский методы, определяющие правила логических и математических рассуждений; прагматиче­ский метод, применяемый преимущественно в социально-гума­нитарном знании метод понимания (интерпретации) явлений, ос­нованный на установлении ценностного отношения между иссле­дователем и миром культуры [3. С. 247].

Различают также методы [5. С. 86]: О общие - методы, которые применяются в человеческом познании вообще, - анализ, синтез, абстрагирование, сравнение, индук­ция, дедукция, аналогия и др.;

о специфические - те, которыми пользуется наука: научное наблю­дение, эксперимент, идеализация, формализация, аксиоматиза­ция, восхождение от абстрактного к конкретному и т.д.; О практические - применяемые на предметно-чувственном уровне научного познания - наблюдение, измерение, практический экс­перимент;

о логические - доказательство, опровержение, подтверждение, объ­яснение, выведение следствий, оправдание, являющиеся резуль­татом обобщения много раз повторяющихся действий.

Одновременно наблюдение, измерение, практический экспе­римент относятся к эмпирическим методам, как и сопровожда­ющие их доказательство или выведение следствий. Такие методы, как идеализация, мысленный эксперимент, восхождение от абст­рактного к конкретному, являются теоретическими. Существуют методы, приспособленные преимущественно для обоснования знаний (эксперимент, доказательство, объяснение, интерпрета­ция), другие направлены на открытие (наблюдение, индуктивное обобщение, аналогия, мысленный эксперимент). В целом мето­дологические положения и принципы составляют инструмен­тальную, технологическую основу современного научного зна­ния.

Итак, научное познание представляет собой отношение субъ­екта и объекта; обладает специфическим языком и включает в се­бя различные уровни, формы и методы: эмпирическое исследова­ние (научный факт, наблюдение, измерение, эксперимент); тео­ретическое исследование (проблема, гипотеза, теория).

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1- Бор Н. Атомная физика и человеческое познание. М., 1961.

Вернадский В.И. О науке. Научное знание. Научное творчество. Науч­ная мысль. Т. 1. Дубна, 1997.

Каике В.А. Основные философские направления и концепции науки. М., 2004.

Кохановский В.П. Структура научного познания // Основы филосо­фии науки. Ростов н/Д, 2003.

Сачков Ю.В. Научный метод: вопросы и развитие. М., 2003.

Уайтхед А. Избранные работы по философии. М., 1990.

Эйнштейн А. Физика и реальность. М., 1965.4.2. Основания науки

Методологические основания науки. Наука, с одной стороны, автономна, но с другой - включена в систему культуры. Эти ее качества обусловлены ее основаниями. Выделяют следую­щие компоненты оснований науки: методологические, идеалы и нормы научной деятельности, научные картины мира, философ­ские основания, социокультурные основания. Если первые три компонента оснований характеризуют автономность науки и ее специфику по сравнению с другими формами духовной культуры, то два последних компонента оснований раскрывают включен­ность науки в систему культуры.

Наука приобретает качество автономности лишь тогда, когда ее развитие начинает базироваться на собственных методологиче­ских основаниях. На ранних стадиях формирования науки в каче­стве оснований выступают философские положения. Это было ха­рактерно, к примеру, для науки Древней Греции. В античной культуре научная деятельность была органично включена в систе­му натурфилософских представлений. В Новое время оформля­ются собственные методологические основания, позволившие науке приобрести самостоятельность как в постановке задач науч­ного исследования, так и в способах их решения.

Методологические основания — это система принципов и мето­дов научного исследования, на основе которых осуществляется процесс получения научного знания.

Одним из первых обратил внимание на «руководящие прин­ципы» научной деятельности Р.Декарт [4]. В работе «Рассуждение о методе» он вводит четыре основных принципа научной деятель­ности: никогда не принимать на веру то, в чем с очевидностью не уверен; разделять каждую проблему, избранную для изучения, на столько частей, сколько возможно и необходимо для наилучшего ее разрешения; начинать с предметов простейших и легко позна­ваемых и восходить постепенно до познания наиболее сложных; делать всюду перечни, наиболее полные, и обзоры, столь всеохва­тывающие, чтобы быть уверенным, что ничего не пропущено. В этих принципах была выражена суть научного подхода к изуче­нию явлений природы. При этом для Декарта основополагающее значение имела интеллектуальная очевидность, вытекающая из аргументаций разума.

Г. Галилей [3] видел существенную особенность науки в том, что она опирается не только на чувственный опыт, но и на «необ­ходимые» доказательства. Если первое приобретается на основе наблюдения, то второе — это аргументы теоретического рассужде­ния, из которого выводимы те или иные следствия, подлежащие опытной проверке.

Необходимость методологической рефлексии, обоснования и введения методологических правил четко осознавал И. Ньютон (цит. по [5]). В начале третьей книги «Математические начала на­туральной философии» он устанавливает ряд правил.

Первое правило выражает онтологическое допущение о простоте природы: не следует допускать причин больше, чем до­статочно для объяснения видимых природных явлений. Это пра­вило развивает принцип простоты У. Оккама, указывая на необхо­димость поиска простых объяснений.

Второе правило выражает онтологическую идею едино­образия природы: одни и те же явления следует, насколько воз­можно, объяснять одними и теми же причинами.

Третье правило развивает онтологическое допущение о единообразии природы: свойства тел, не допускающие постепен­ного уменьшения и проявляющиеся во всех телах в пределах на­ших экспериментов, должны рассматриваться как универсаль­ные.

Четвертое правило: в экспериментальной философии суждения, выведенные путем общей индукции, следует рассмат­ривать как истинные или очень близкие к истине, несмотря на противоположные гипотезы, которые могут быть вообразимы, до тех пор пока не будут обнаружены другие явления, благодаря ко­торым эти суждения или уточнят, или отнесут к исключениям.

Данное методологическое правило в XX в. существенно уточ­нил В.И. Вернадский [2], введя понятие «научного аппарата», со­стоящего прежде всего из эмпирических обобщений. Эмпириче­ские обобщения, основанные на научных фактах, выражают ис­следуемое явление в его целостности и выступают незыблемой основой науки. Они по мере развития науки могут лишь уточнять­ся, обогащаться, но не отбрасываться.

Таким образом, наука развивается на основе методологиче­ских положений, принципов, правил, определяющих «техноло­гию» получения научного знания.

Идеалы и нормы научного исследования являются общими регу­лятивными принципами, выражающими ценностные и методо­логические установки науки: какова цель познавательной дея­тельности и каковы нормы ее осуществления?

По своей структуре идеалы и нормы исследования являются системным образованием и включают в себя ряд составляющих [7].

Идеалы и нормы доказательности и обоснования знания. Наука существенно отличается от донаучных форм мышления доказа­тельностью и обоснованностью, которые в разные периоды разви­тия науки принимали различные формы выражения. В античной культуре доказательность и обоснованность вытекали из натурфи­лософских представлений и логического критерия непротиворечи­вости. Как известно, Аристотель относил закон логического непро­тиворечия к высшему началу познания. В Новое время, начиная с Галилея, вводится критерий опытной проверки.

Идеалы и нормы объяснения и описания научных фактов закреп­ляют условия описания и введения фактов в науку. Если, к приме­ру, классическая наука в качестве ведущего условия выдвигала требование объективности описания, исключения влияний субъ­екта, то в неклассической науке учитываются экспериментальные условия получения опытных данных, логические условия их ин­терпретации (принципы дополнительности, непосредственности и т.д.). В квантовой механике было осознано, что как бы далеко ни выходили явления за рамки классического физического объясне­ния, все опытные данные должны описываться с помощью клас­сических понятий [1]. При этом учитывалось и то обстоятельство, что при анализе квантовых эффектов нельзя провести резкую гра­ницу между поведением атомных объектов «самих по себе» и их взаимодействием с измерительными приборами, которые опреде­ляют условия возникновения явлений.

Идеалы и нормы построения и организации знаний. В истории развития науки можно видеть применение аксиоматического ме­тода построения организации знаний, что было характерно преж­де всего для античной науки. Для современной науки характерно гипотетико-дедуктивное построение знания.

В целом систему и нормы исследования можно рассматривать как методологическую «сеть», которую научное сообщество «на­брасывает» на явления природы с целью получения нового зна­ния. Идеалы и нормы регулируют условия получения нового зна­ния, его описания и представления. Они закрепляются в тех или иных формах построения и организации знания, которые могут выступать для последующих исследователей в качестве эталона (к примеру, для Ньютона идеалы и нормы построения знания были выражены евклидовой геометрией). Но как методологические ос­нования, так и идеалы и нормы научного исследования претерпе­вают изменения по мере развития науки.

Научная картина мира. Научные картины мира представляют собой синтез научных знаний, на основе которого вырабатывает­ся определенная модель мироздания. Цель научной картины ми­ра — дать обобщенное представление о предмете исследования. В связи с тем что многие науки изучают один и тот же объект, раз­личают общую картину мира, вырабатываемую лидером естество­знания, и специальные научные картины мира, формируемые специальными науками — физической, биологической, химиче­ской и т.д. [7].

Для формирования научной картины мира ключевое значение имеют: вычленение фундаментальных объектов исследования и формы их движения; выявление типологии фундаментальных объектов и законов их взаимодействия; определение пространст­венно-временных структур исследуемой реальности. При этом учитывается тенденция перехода от атомарных объектов к систем­ным и то, что принцип редукции сменяется принципом целостно­сти, на основе которого проводится классификация фундамен­тальных объектов.

Так, если объектом исследования является биосфера, то ис­ходным фундаментальным объектом выступает биогеоценоз как элементарная неделимая целостность биосферы. Соответственно в качестве ведущих форм движения элементарных объектов вы­ступают эволюционные процессы. Аналогичные изменения отме­чаются и в изучении законов взаимодействия фундаментальных объектов. Для современного научного понимания таковыми яв­ляются законы организованности, в связи с чем возрастает значи­мость синергетических представлений. Существенные изменения происходят в понимании пространственно-временных структур исследуемой реальности. Если классическая наука вводит пред­ставление об абсолютности пространства и времени, то современ­ная наука указывает на многомерность пространственно-времен­ных структур, их качественные различия, обусловленность при­родой того или иного объекта.

Фундаментальная значимость научных картин мира проявля­ется прежде всего в том, что их смена выражает коренные преоб­разования науки и ее можно рассматривать как качественные эта­пы развития науки. В этом аспекте выделяют механистическую научную картину мира, выражающую идеалы и нормы механи­стического миропонимания, и квантово-релятивистскую, в кото­рой представлены системное видение мира и включенность в него человека в качестве наблюдателя, исследователя. Новые научные представления о мире вносят антропный принцип, синергетика, учение Вернадского о переходе биосферы в ноосферу [2].

Научная картина мира ориентирует научное сообщество на ключевые проблемы; определяет, с какими объектами имеет дело наука. Так, в механистической картине мира ключевой была про­блема механического движения, элементарным носителем кото­рого выступало материальное тело, а в современной картине мира ключевыми становятся проблемы самоорганизации. При этом, если механистическая картина мира и ее парадигма строились на базе принципа редукционизма, сводящего сложное к простому, то современная научная картина мира стремится включить принци­пы целостности и системности в арсенал парадигмальных прин­ципов.

Формирование научной картины мира осуществляется не только как процесс внутринаучного характера, но и как взаимо­действие науки с другими формами мировоззрения, культуры. Наука не может оставаться только в своих собственных пределах, ибо для ее развития необходима включенность в культуру. Фило­софские размышления, религиозно-мистические откровения, ху­дожественные интуиции, несомненно, оказывают благотворное влияние на развитие науки, являются ее питательной основой.

Философские основания науки. Включенность науки в систему культуры прежде всего предполагает ее философское обоснова­ние, фундаментом которого являются философские категории и идеи. В недрах философии возникли ключевые для науки идеи атома, причинности, необходимости и случайности, системности и структурности, целостности и т.п. Пространственно-временные представления, прежде чем были включены в науку, выступали предметом философской рефлексии. Эти и многие другие онтоло­гические философские представления оказывали свое воздейст­вие на научное познание.

В качестве философских оснований науки можно вычленить онтологические, гносеологические, методологические и аксиологические составляющие. На конкретном этапе развития науки на нее оказывают влияние не все эти основания, а лишь определенная их часть. К примеру, для науки Нового времени большое значение имело обсуждение в философии методологических проблем. Ра­боты Ф. Бэкона, Б. Спинозы, Г.В. Лейбница стимулировали рож­дение методологических оснований науки, формирование мето­дологической рефлексии над основаниями науки. Для классиче­ской науки XX в. были значимы гносеологические проблемы, раскрывающие специфику субъект-объектных отношений, а так­же проблемы понимания истины. Если классическая наука рас­сматривала истину как нечто неизменное, раз и навсегда данное, то неклассическая наука выявила грани абсолютности и относи­тельности истины, ее абстрактности и наглядности и т.д. Для со­временной постнеклассической науки интерес представляют ак­сиологические философские утверждения, проблемы соотноше­ния ценностей и знания, этические проблемы.

Таким образом, философские основания науки не следует отождествлять с общим массивом философского знания. Из об­ширного поля философской проблематики, возникающей в куль­туре каждой исторической эпохи, наука использует в качестве обосновывающих структур лишь некоторые идеи и принципы. Иначе говоря, философия по отношению к науке сверхизбыточ­на, ибо обсуждает не только проблемы научного познания. В то же время наука влияет на развитие философии, вносит свой вклад в философские основания. В те периоды, когда наука выходит на исследование принципиально новых областей, философия, акку­мулировавшая прежний массив научных знаний, может тормо­зить развитие новых научных направлений. В этих ситуациях, считал Вернадский, создавая учение о биосфере и ее переходе в ноосферу, следует временно абстрагироваться от господствующих философских представлений, проявить к ним методологический скептицизм. Наука получает возможность вводить научные пред­ставления, которые еще не нашли должного философского обос­нования. При этом возникает новая ситуация и для самой филосо­фии, ибо она должна пересмотреть свои прежние представления и учесть то новое, что вносит наука.

В философской литературе [7, 8] обращают внимание и на тот момент, что формирование и трансформация философских основа­ний науки требуют не только философской, но и специальной науч­ной эрудиции исследователя: понимания им особенностей предмета соответствующей науки, ее традиций, идеалов и норм исследования. Поэтому процесс формирования философских оснований осущест­вляется путем адаптации идей, выработанных философией, к по­требностям определенной области научного познания. Здесь воз­можна ситуация, когда философские идеи конкретизируются, уточняются, возникают новые категориальные смыслы. На стыке философии и науки возникает особый слой исследовательской дея­тельности - философия и методология науки.

Социокультурные основания науки. Вопрос о том, как и каким об­разом культура выступает основанием науки, можно рассматри­вать в двух аспектах — цивилизационном и культурологическом. С точки зрения цивилизационного подхода можно констатиро­вать, что в традиционном обществе, характеризуемом замедлен­ными темпами социальных изменений, инновационная деятель­ность не воспринимается как высшая ценность и наука не востре­бована. Наука получает мощный импульс для своего развития в условиях техногенной цивилизации, где высокий темп социаль­ных изменений и инновационная деятельность выступают в каче­стве высшей ценности и важнейшей основой жизнедеятельности техногенной цивилизации является рост научного знания и его технологическое применение.

К вопросу о социокультурных основаниях науки можно по­дойти с позиции трех ключевых типов культуры - идеациональ- ной, идеалистической и чувственной, которые П. Сорокин рас­сматривает в своей работе «Социокультурная динамика», выясняя их роль для развития науки [6]. Идеациональнои он называет уни­фицированную систему культуры, основанную на принципе сверхчувствительности и сверхразумности Бога. Для этой культу­ры характерно отрицательное или безразличное отношение к чув­ственному миру; знание о нем не воспринимается как ценность. В этой системе культуры наука могла быть лишь прислужницей теологического мировоззрения, все сферы общественной и хозяй­ственной жизни контролировались религией. Нравы и обычаи, образ жизни и образ мышления в этих условиях имели религиоз­ное основание.

Идеалистической Сорокин называет систему культуры, осно­ванную на посылке о том, что объективная реальность частично сверхчувственная и частично чувственная. В условиях этой систе­мы культуры стимулируется развитие науки, но только в той сте­пени, чтобы научные идеи соответствовали созерцательно-разум­ному отношению к миру; развиваются логические основы науки, но не ее опытная, экспериментальная основа.

Чувственная система культуры в большей степени, чем преды­дущие, стимулирует развитие науки, ибо эта культура, отмечает Сорокин, основывается и объединяется вокруг нового принци­па «объективная действительность и смысл ее сенсорны». Этот принцип лежит в основе научной деятельности, в основе ее уст­ремленности познать мир.

Трем системам культуры соответствуют три системы истины. Идеациональная истина — это истина, открываемая и обнаружи­ваемая сверхчувственным способом - посредством мистического опыта, прямого откровения, божественной интуиции и вдохнове­ния. Такую истину Сорокин называет истиной веры. Она считает­ся непогрешимой, раскрывающей адекватное знание о подлин­ных ценностях бытия. Вполне понятно, что в этих условиях нет необходимости в научной истине.

Для идеалистической истины, которая в определенной степени сверхчувственна и чувственна, поиск истины средствами самого разума представляет интерес, особенно в той сфере, где разум ло­гически и диалектически может прийти к ряду утверждений в ло­гических и математических доказательствах.

Чувственная истина, по мысли Сорокина, есть истина чувств, обращенная к опыту. Она является противоположностью истины веры. То, что является истинным с точки зрения идеационального подхода, является отрицаемым сточки зрения чувственной истины.

Конечно, в чистом виде эти три познавательные установки не Даны в реальности. В общественных системах на тех или иных эта­пах их развития могут доминировать черты той или иной истины. Сорокин на основе обобщения эмпирического материала о тем­пах развития науки убедительно показывает, что в условиях гос­подства чувственной истины число научных и технических от­крытий существенно возрастает. К примеру, в VII—VIII вв., когда господствовала идеациональная система культуры, число науч­ных открытий и технических изобретений не превышало четырех в столетие. В XVIII в., когда заявляет о себе чувственная система культуры, число научных и технических изобретений составило 691. Темпы открытий в дальнейшем еще более возросли: в XVIII в. - 1574, в XIX - 8527, а за период 1901 -1908 гг. число научных и тех­нических изобретений составило 862 [6. С. 467].

Итак, социокультурные установки оказывают воздействие на науку: они могут либо способствовать ее развитию, либо препят­ствовать ему. Это свидетельствует о том, что наука включена в сис­тему культуры и является, несмотря на свою автономность, орга­ничной ее частью.

библиографический список

Бор Н. Атомная физика и человеческое познание. М., 1961.

Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М., 1988.

Галилей Г. Избранные труды. В 2 т. М., 1964.

Декарт Р. Избранные произведения. М., 1950.

Крылов А.Н. Собрание трудов. Т. 7. M.;JI., 1936.

Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.

Степин В. С., Розов М.А., Горохов В.Г. Философия науки и техники. М., 1995.

Степин B.C. Теоретическое знание. М., 2000.5 Динамика науки. 5.1. Механизм порождения нового знания

Важнейшей характеристикой научного знания яв­ляется его динамика, т.е. его рост, изменение, развитие и т.п. Раз­витие знания - сложный диалектический процесс, включающий качественно различные этапы. Так, этот процесс можно рассмат­ривать как движение: от мифа к логосу, от логоса к «преднауке», от «преднауки» к науке, от классической науки к неклассической и далее к постнеклассической, от незнания к знанию, от неглубоко­го, неполного знания к более глубокому и совершенному.

В западной философии науки второй половины XX в. пробле­ма роста, развития знания является центральной и представлена особенно ярко в таких течениях, как эволюционная (генетиче­ская) эпистемология и постпозитивизм.

Эволюционная эпистемология — направление в западной фило- софско-гносеологической мысли, основная задача которого — выявление генезиса и этапов развития познания, его форм и меха­низмов в эволюционном ключе, в частности построение на этой основе теории эволюции единой науки [I. С. 243]. Эволюционная эпистемология строит свои модели развития научного знания на основе общей теории органической эволюции, прежде всего сход­ства механизмов развития, действующих в живой природе и по­знании. Исходя из того, что эволюционный подход может быть распространен на гносеологическую проблематику, представите­ли эволюционной эпистемологии реконструируют развитие науч­ных теорий, идей, рост научно-теоретического знания, привлекая для этой цели эволюционные модели.

Динамика научного знания может быть представлена как про­цесс формирования первичных теоретических моделей и законов. И. Лакатос отмечал, что процесс формирования первичных теоре­тических моделей может опираться на программы троякого рода -

Евклидову программу (система Евклида), эмпиристскую и индук- тивистскую, причем все три программы исходят из организации знания как дедуктивной системы [2. С. 107].

Евклидова программа исходит из того, что все можно дедуциро­вать из конечного множества тривиальных высказываний, со­стоящих только из терминов с тривиальной смысловой нагрузкой, поэтому ее принято называть программой тривиализации знания. Работает она только с истинными суждениями, но не может ос­ваивать предположения либо опровержения.

Эмпиристская программа строится на основе базовых положе­ний, имеющих общеизвестный эмпирический характер. Если эти положения оказываются ложными, то данная оценка проникает в верхние уровни теории по каналам дедукции и наполняет всю сис­тему. Обе эти программы опираются на логическую интуицию.

Индуктивистская программа, отмечает Лакатос, возникла как реализация усилий соорудить канал, по которому истина «течет» вверх от базисных положений, и таким образом установить допол­нительный логический принцип, принцип ретрансляции истины. Однако в ходе развития науки индуктивная логика была заменена вероятностной логикой. Окончательный удар по индуктивизму был нанесен К. Поппером, который показал, что снизу не может идти даже частичная передача истины и знания.

Главная особенность теоретических схем, утверждает B.C. Степин, состоит втом, что они не являются результатом чисто дедук­тивного обобщения опыта. В развитой науке теоретические схемы вначале строятся как гипотетические модели за счет использова­ния ранее сформулированных абстрактных объектов. На ранних стадиях научного исследования конструкты теоретических моде­лей создаются путем непосредственной схематизации опыта [4. С. 313]. Важными характеристиками теоретической модели вы­ступают ее структурность и возможность переноса абстрактных объектов из других областей знания. На выбор абстрактных объ­ектов существенное влияние оказывает научная картина мира, ко­торая стимулирует развитие исследовательской практики, опре­деление задач и способов их решения.Формирование научных законов, а также перерастание част­ных законов в проблемы предполагает, что обоснованная экспе­риментально или эмпирически гипотетическая модель превраща­ется в схему. Причем теоретические схемы вводятся вначале как гипотетические конструкции, но затем адаптируются к опреде­ленной совокупности экспериментов и в этом процессе обосно­вываются как обобщение опыта [4. С. 315]. Далее следует этап применения гипотетической модели к качественному многообра­зию вещей, т.е. качественное расширение, затем — этап количест­венного математического оформления в виде уравнения или фор­мулы, что знаменует фазу появления закона. Таким образом, рост научного знания можно представить в виде следующей схемы: мо­дель-схема—качественные и количественные расширения-математизация—формулирование закона. При этом одной из наиболее важных процедур в науке является обоснование теоретических знаний.

По отношению к логике научного открытия весьма распро­странена позиция, связанная с отказом поисков рациональных оснований научного открытия. В логике открытий большое место отводится смелым догадкам, часто ссылаются на переключение гештальтов («образцов») на аналоговое моделирование, указыва­ют на эвристику и интуицию, которая сопровождает процесс на­учного открытия. Конструктивное видоизменение наблюдаемых условий; полагание новых идеализаций; созидание иной научной предметности, не встречающейся в готовом виде; интегративное перекрещивание принципов на стыке наук, ранее казавшихся не связанными друг с другом, — таковы особенности логики откры­тия, дающей новое знание, имеющее синтетический характер и большую эвристическую ценность, чем старое [3. С. 260].

Итак, механизм порождения нового знания включает в себя единство эмпирического и теоретического, рационального и ин­туитивного, конструктивного и моделируемого компонентов по­знания.

библиографический список

Кохановский В.П. Динамика науки как процесс порождения нового знания // Основы философии науки. Ростов н/Д, 2003.

Лакатос И. Бесконечный регресс и основания науки // Современная философия науки. М., 1996.

Лешкевин Т.Г. Формирование первичных теоретических моделей и за­конов // Основы философии науки. Ростов н/Д, 2003. 4. Степин В. С. Теоретическое знание. М., 2000.

или

Предыдущая глава Следущая глава