Книги и учебники по философии

Ответы на экзаменационные вопросы - Барковская А.В., Хомич Е.В.
2.9. Немецкая классическая философия и ее место в историко-философской традиции

2.9. Немецкая классическая философия и ее место в историко-философской традиции

Хронологически немецкая классическая философия (Н. К. Ф.) занимает небольшой временной промежуток (основные произведе­ния выходят в 1770-1831 гг.). Ее образуют всего 5 авторов: И. Кант (1724-1804), И. Г. Фихте (1762-1814), Ф. В. И. Шеллинг (1775- 1854), Г. В. Ф. Гегель (1770-1831) и Л. Фейербах (1804-1872). Вместе с тем в истории философии она занимает особое место, значимость которого определяется тем, что Н. К. Ф. стала:

высшей формой развития классической рационалистической традиции, ориентированной на разум как принцип организации действительности и механизм ее познания (здесь максимально последовательно осуществлен идеал построения философии как строгой науки, представлены основные онтологические и гносео­логические программы классики);

преддверием неклассического типа философствования, пос­кольку ряд ее положений (критицизм Канта по отношению к разу­му, диалектика Гегеля, антропологизм Фейербаха) стали основани­ем для развития новых философских стратегий.

Н. К. Ф. отличает как разнообразие философских позиций (ду­ализм Канта, субъективный идеализм Фихте, объективный идеа­лизм Гегеля, материализм Фейербаха), так и несомненная преемс­твенная связь между ними. Для отражения специфики и значимос­ти этой традиции особую роль играет творчество Канта и Гегеля, с именами которых связано начало и завершение немецкого транс­цендентализма.

Критическая философия И, Канта пересматривает идеалы предшествующей гносеологии, усматривающей истину в объек­тивной действительности, и обосновывает необходимость кри­тического исследования самого разума как источника познания. Отвечая на вопрос о возможности познания, Кант приходит к сле­дующим выводам:.

• Человеческое познание, начинающееся с определенного воп­роса или предположения, всегда активно по отношению к природ­ной действительности, т. к. выявляет в ней то, что оно хочет или готово увидеть, в силу чего знание производно не столько от объ­екта, сколько от субъекта.

Объективный мир, данный нам в чувственном воспри­ятии, - это мир «вещей-в-себе», т. е. существуя сам по себе, независимо от человека, он открывает нам лишь те или иные свои проявления (феномены),, в то время как его подлинная сущность (ноумен) остается для нас неизвестна.

Возможность научной истины (в математике и физике) обес­печивается наличием априорных (доопытных) форм чувственнос­ти и рассудка, выступающих как всеобщие схемы или формы со­знания, которые, существуя независимо от опыта восприятия или рассуждения (до всякого опыта), организуют его в соответствии с единой матрицей, обеспечивая тем самым универсальность науч­ных истин. Априорные формы и категории образуют трансценден­тальные (от лат. «переступать», т. е. выходящие за границы эмпи­рического, опытного) основания разума и познания.

Метафизические истины о душе, Вселенной и Боге находятся в компетенции не теоретического разума (для науки эти концепты избыточны в силу их недоказуемости), а практического, поскольку их решение значимо для определения смысла и целей человечес­кого существования и поведения. При этом высшим нравственным законом, согласно Канту, выступает априори заданный категори­ческий императив, предписывающий поступать человеку в соот­ветствии с моральным долгом, но не с личными эгоистическими стремлениями.

Свою философию Кант назвал «новым коперниканским пово­ротом», поскольку он сместил центры познавательного интереса с объекта на субъект, провозгласил активность человеческого разума по отношению к внешней действительности и обстоятельствам, но одновременно указал и на его ограниченность. Утверждая трансцендентально-всеобщий характер оснований разума и познания, Кант, однако, оставил без внимания вопрос об их источнике. Фи­лософия Фихте, Шеллинга и Гегеля выстраивается как попытка ответа на вопрос об основании и механизмах генезиса трансцен­дентальных истин.

Идеалистическая диалектика Гегеля стала наиболее грандиоз­ным проектом Н. К. Ф. и философского рационализма в целом, где в рамках единой целостной системы представлена универсальная логика становления и развития разума, природы и истории. Говоря о том, что «философия должна сделать предметом мышления само мышление», он в качестве начальной точки отсчета берет Абсолют­ную идею, которая выступает как чистое бытие, наиболее абстрактно-всеобщий признак всего сущего. Идея выступает не только как «первоэлемент» мышления, но и как его цель, поскольку позна­ние (мышление) устремлено к истине, также имеющей идеальную природу. Познание всегда требует своего предмета, поэтому идея «опредмечивает», объективирует себя в действительности, являю­щейся «инобытием идеи». Соответственно, «все действительное разумно, все разумное действительно».

Путь познания связан с переходом от отдельных (абстрактных) истин к более полному (конкретному) знанию. Система Гегеля вы­страивается следующим образом: 1) логика (идеи как чистые кате­гории); 2) философия природы (идея в ее инобытии); 3) философия духа (человек и история, посредством которых идея возвращается к себе из инобытия). Полагая, что в рамках его системы Абсолют­ная истина наконец-то познана, Гегель фактически замыкает раз­витие в этой финальной точке истории и философии.

Основная заслуга Гегеля связана с разработкой им диалекти­ческого метода (диалектика - учение о развитии). К характеристи­кам гегелевской диалектики следует отнести:

Представление о существовании объективных законов разви­тия в природе, обществе, культуре.

Учение о противоречии как источнике развития и описание механизмов возникновения и разрешения противоречий (триада: тезис - антитезис - синтез).

Разработка диалектической системы категорий (количество и качество, сущность и явление и т. д.).

Идеалистический характер диалектики (природные и истори­ческие процессы производны от логики саморазвития Абсолютной идеи).

Абсолютизация триады и финалистский характер развития.

Система Гегеля фактически исчерпала возможности классичес­кой философии. Первой реакцией на нее была антропологическая философия Л. Фейербаха, усмотревшего в гегелевском Абсолюте аналог Бога и вернувшего разум «природе человека». Затем на ос­нове критики Гегеля начинают формироваться новые неклассичес­кие стратегии философствования (А. Шопенгауэр, С. Кьеркегор, позитивизм, марксизм).

или

Предыдущая глава Следущая глава