Книги и учебники по философии

Ответы на экзаменационные вопросы - Барковская А.В., Хомич Е.В.
6.8. Структурно-функциональные характеристики сознания

6.8. Структурно-функциональные характеристики сознания

Фрейдовская схема описывает не столько сознание, сколько психику, в рамках которой сознание выступает как небольшой и не самый интересный для Фрейда фрагмент. Вместе с тем пред­ставляется возможным структурировать также «внутренний» опыт сознания, отличающийся исключительным богатством и много­образием своих проявлений. В качестве первичной конструкции здесь можно говорить о выделении следующих уровней сознания: чувственно-эмоционального, абстрактно-дискурсивного, интуитивно-волевого.

• Чувственно-эмоциональный уровень отличается непосредс­твенным характером отражения, конкретностью, зависимостью от состояния органов чувств, в силу чего он всегда индивидуализиро­ван и многогранен. Выступая как первичный «материал» нашего сознания, чувственность осуществляет себя как глубинная дорефлексивная основа нашего мышления, где лишь ее незначительная часть подвергается специальному осознанию и репрезентации в языке.

Абстрактно-дискурсивный уровень предполагает всеобщ­ность и социокультурную обусловленность своих элементов, фик­сацию сущностных характеристик действительности, являющих­ся результатом логической обработки чувственных данных. Он опосредован языком, отличается максимальной осознанностью и рефлексивностью. Вместе с тем целый ряд общих знаний в нашем мышлении заданы некритично, где, воспринимая что-то на веру, мы не тратим усилий на «изобретение велосипеда», органично интегрируясь в существующий культурный контекст.

Интуитивно-волевой уровень обеспечивает связь чувства и разума в опыте сознания. Соединяя конкретность первого и всеоб­щность второго, он фактически очерчивает уникальный опыт са­мосознания, «Я», специфика которого соотносится либо с общей интуицией «Я» как синтетической целостностью; либо с волей как гарантом нашего свободного выбора; либо со смыслом (со-мыслью) как личностной интерпретаций общих значений.

Данная схема может быть конкретизирована относительно ког­нитивной, аксиологической и регулятивной проекций сознания. Когнитивная проекция описывает механизмы воспроизведения и познания свойств действительности, аксиологическая конкрети­зирует иерархию ценностных ориентаций, регулятивная выявляет связанные с поведением и деятельностью человека стороны сознания.

 

Вместе с тем надо иметь в виду, что в реальном опыте сознания достаточно трудно отграничить чувственное от рационального или волевого. Все уровни и все проекции сознания функционируют как единая целостность, тотальность. При этом динамика созна­ния описывается через состояния памяти, внимания и воображе­ния, где в реальном фокусе настоящего (внимания) оказываются собранными как прошлые знания, так и целевое предвосхищение будущего, как чувства, так и разум.

Функциональным ядром сознания выступает мышление, в котором конкретизируются его когнитивные возможности. Мышление - это интеллектуальная деятельность по решению про­блем. В отличие от спонтанной активности сознания (поток мыс­лей, чувств, ассоциаций), мышление целенаправленно (начинается с осознания задачи), а его результаты имеют идеально-всеобщий характер и репрезентированы в языке. В классической философии мышление связывалось с идеей разума, под которым понималась способность к логическому рассуждению.

На сегодняшний день в психологии и философии говорят о двух типах мышления: образно-ассоциативном и абстрактно- логическом, где генетически первичным и функционально более значимым оказывается образно-ассоциативное мышление. Согласно Юнгу, различия между ними состоят в следующем: если разум экстравертивен, подчинен «внешним» языковым, логическим и причинно-следственным связям, то интравертивный опыт образ­ного мышления представляет собой его подлинную и наиболее органичную среду. Поток свободных ассоциаций «перебивает» ли­нейную логику разума, а подлинное понимание идеальных смыс­лов обеспечивается не столько умозаключением, сколько интуици­ей, обеспечивающей синхронную целостность рационального и чувственного. Вместе с тем обращение к дорефлексивному опыту сознания одновременно свидетельствует о его имманентной «ра­циональности». Образно-ассоциативный опыт оказывается всегда концептуально нагружен, представляя собой тем самым не столь­ко отказ от разума, сколько его естественное продолжение. Будучи генетически первичным, он, в свою очередь, трансформируется интеллектом и языком, что позволяет «сглаживать» предзаданную асимметрию мышления и воспринимать опыт сознания в его орга­ничной целостности и естественности.

или

Предыдущая глава Следущая глава