Книги и учебники по философии

Ответы на экзаменационные вопросы - Барковская А.В., Хомич Е.В.
6.9. Социокультурная размерность сознания

6.9. Социокультурная размерность сознания

Природу и функционирование сознания невозможно понять без учета соответствующих социокультурных факторов его формиро­вания и развития. Идея о социокультурной размерности сознания рельефно отделяет классические и неклассические версии филосо­фии сознания. Классическая философия исходила из возможности своеобразной «гносеологической робинзонады», т.е. возможности индивидуального сознания даже в ситуации изоляции от обще­ства. Сознание человека интерпретировалось либо как проявление «чистого разума», выступающего в качестве универсальной харак­теристики бытия как такового, либо как первоначальная tabula rasa (чистая доска), заполняемая природой в процессе индивидуально­го опыта.

Преодоление классического принципа «созерцательности мыш­ления» осуществляется первоначально в философии марксизма в связи с идеей общественного сознания, ядром которого, по Марксу, является идеология. Идеология как сложившаяся в социуме систе­ма взглядов на общество, человека и природу определяется Мар­ксом как «ложное сознание», поскольку она закрепляет интересы правящих слоев населения, диктуя определенный спектр видения и интерпретации действительности. «Зеркало» сознания при этом всякий раз искажается в соответствии с устойчивыми идеологе- мами своего времени, а индивидуальное сознание оказывается возможным лишь через его соотнесенность с общественным, где и разум, и чувственность в равной мере выступают продуктами со­циальной эволюции.

Начатая Марксом критика идеи «чистого сознания» была про­должена в рамках герменевтической концепции X. Г. Гадамера. Протестуя против классической установки на «очищение» со­знания от устойчивых социальных стереотипов, Гадамер пред­принимает попытку реабилитации «культурных предрассудков», формируемых традицией и образованием. «Предрассудки», с его точки зрения, составляют ту необходимую структуру сознания, которая обеспечивает целостность всякого психического опыта и определяет возможности и границы человеческого понимания. Со­циокультурная матрица оказывается здесь не просто консерватив­ным фактором «ложного сознания», но единственно возможной предпосылкой функционирования и развития сознания. При этом о социокультурной размерности можно говорить применительно ко всем основным структурным уровням организации психики и сознания: бессознательному, чувственно-эмоциональному, интуитивно-волевому и рационально-дискурсивному.

Еще один фактор, определяющий социокультурную размерность сознания, - это язык. Язык - это «система дифференциро­ванных знаков, соответствующих дифференцированным поняти­ям» (Ф. Соссюр). Значение языка для понимания опыта сознания огромно. Не случайно, что неклассический дискурс характеризу­ется переходом от «философии сознания» к «философии языка». Фактически любой факт нашего сознания отражен в соответству­ющем языковом конструкте: высказывании, слове, имени. Язык служит средством образования и выражения мысли. Он выступает в качестве универсального культурного механизма сохранения и трансляции информации. Язык является необходимым посредни­ком между человеком и миром, восприятие и познание которого возможны лишь через призму языка. Посредством языка осущест­вляется непосредственное межличностное взаимодействие и кор­реляция «Я» с социальной действительностью. При этом правила подобной корреляции диктуются языком, а конкретнее, «языковой игрой» (Л. Витгенштейн) как отдельной целостной системой ком­муникации, подчиняющейся своим внутренним правилам и согла­шениям. Язык при этом выступает как универсальная социокультурная среда, обеспечивающая многообразные языковые игры и ситуации.

Вместе с тем акцент на языке как исключительном средстве изучения сознания, сделанный в философии XX в., едва ли явля­ется правомерным. Помимо вербализованного, абстрактно-логи­ческого, человеческое сознание базируется на образно-ассоциативном типе мышления, феномены которого лишь «постфактум» переводятся в вербальную форму. Невозможность адекватной реконструкции опыта сознания средствами языка способствовала переориентации философии к. XX в. на идею текста. В отличие от языка, текст не связан единой структурой, но существует как пересечение различных контекстов и фрагментов опыта. Возник­новение личностных смыслов при этом происходит в ситуации столкновения разных интерпретаций, каждая из которых отсылает к уже известному культурному дискурсу, но, соединяясь в новом пространстве, порождает уникальность индивидуальной интер­претации и опыта.

или

Предыдущая глава Следущая глава