Книги и учебники по философии

Ответы на экзаменационные вопросы - Барковская А.В., Хомич Е.В.
7.5. Проблема истины

7.5. Проблема истины

Истина выступает в качестве цели познавательной деятельнос­ти, характеризуя природу знаний как достоверной информации о действительности. Вместе с тем как определить достоверность наших знаний? Этот вопрос по-своему конкретизируется в различ­ных познавательных формах, однако наибольшее значение пробле­ма определения истины и ее критериев имеет для форм теорети­ческого познания (философии и науки).

Классическое определение истины восходит еще к Аристоте­лю, для которого истина - это соответствие (корреспонденция) знаний действительности. Возможность такого соответствия обес­печивалась следующими аргументами: а) существует объектив­ный мир, не зависящий от психологических установок субъекта; б) есть однозначное соответствие между предметом и его образом (сознание - это отражение объективных явлений); в) заблуждения и предрассудки преодолеваются посредством согласования мыш­ления с опытом (эмпиризм), либо с помощью логической проверки самого мышления (рационализм). Соответственно для классичес­кой (корреспондентской) концепции истины мир познаваем, а ис­тина существует как объективно-всеобщее, логически непротиво­речивое и абсолютное знание.

Начиная с И. Канта, философия приходит к выводу, что объект познания всегда скоррелирован с познавательными возможностя­ми и интересами субъекта, а истина описывает не столько объек­тивное положение дел, сколько сферу человеческой субъективнос­ти, учитывая динамизм которой проблематично говорить о вневре­менном и абсолютном характере истинных знаний. Особую роль в девальвации корреспондентской теории сыграл также кризис в физике к. XIX - нач. XX вв., разрушивший веру в объективно ней­тральный по отношению к субъекту статус физической реальности (теория относительности, квантовая физика).

В неклассической философии, с одной стороны, были предпри­няты попытки трансформации теории корреспонденции к новой интеллектуальной ситуации (марксистская концепция и семанти­ческое определение истины А. Тарского), с другой стороны - офор­мляются новые неклассические концепции (когерентная, конвенционалистская, прагматическая, феноменологическая).

Марксистская концепция говорит об объективном содержа­нии наших знаний, которые одновременно субъективны по форме, поскольку познающий субъект всегда ограничен своим собствен­ным кругозором и уровнем развития знаний на данный момент времени. Следовательно, истина исторически конкретна, но в каж­дой относительной истине есть элемент абсолютной. Критерием соответствия наших знаний действительности является практика, т. е. возможность на основе полученных знаний преобразовывать природу, достигая при этом ожидаемых результатов.

Семантическое определение истины А. Тарского настаива­ет на необходимости сохранения таких критериев истины, как ее предметная адекватность и логическая непротиворечивость. Пред­метная адекватность достигается констатацией ситуации в форме объектного языка, истинность которого, в свою очередь, проверя­ется его переводом на формализованный метаязык. Достижение логической непротиворечивости истины возможно лишь на уров­не метаязыка, анализ которого, однако, предполагает наличие до­полнительного «метаметаязыка», и так до бесконечности.

Когерентная (от лат. cohaerentia-связь) концепция (О. Нейрат, Р. Карнап и др.) делает акцент исключительно на логической не­противоречивости знания как критерии истины. Если ту или иную теорию можно редуцировать к системе взаимосогласованных ло­гических высказываний, следовательно, она является истинной.

Конвенционалистская (от лат. convention - соглашение) кон­цепция (А. Пуанкаре, Т. Кун, П. Фейерабенд и др.) рассматривает истину как результат соглашения научных авторитетов, отдающих предпочтение одной гипотезе в ущерб другой.

Прагматическая концепция (Ч. Пирс, У. Джеймс, Дж. Дьюи и др.) переводит проблему истины из компетенции науки в сферу обыден­но-практического мышления. Истина здесь - все то знание (даже заведомо ложное), которое, придавая уверенность, обеспечивает успех и практическую эффективность человеческих действий.

Феноменологическая концепция (Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, Ж.-П. Сартр и др.) также индивидуализирует истину, говоря о ней как о факте сознания, всегда конкретно-личностно конституиру­ющего истинный смысл того или иного явления. Истина здесь связана не столько со знанием, сколько с пониманием, в контексте которого интегрируются когнитивные, аксиологические и проективно-творческие характеристики человеческого опыта.

В отличие от классики, неклассическая философия релятивизирует истину, рассматривая последнюю как зависимую от субъек­та, его практических и ценностно-мировоззренческих интенций, от языка как универсального познавательного средства. Говоря о невозможности абсолютной истины, неклассика одновременно преодолевает и классическую оппозицию «истина-заблуждение», предпочитая использовать такие понятия, как «степень истины», «правдоподобие», «вероятность» и т. п. Учитывая динамичность и сложность современной реальности (в особенности социальной), истина на сегодняшний день конкретизируется в дополнительности разных подходов и точек зрения.

В контексте постнеклассической философии проблема истины фактически переносится из гносеологии в социально-политический дискурс. Истина (в том числе научная) понимается как элемент идеологии, где к претензиям на исключительное право обладания истиной следует относиться весьма иронично. Максимально ре- лятивизируя истину (всякая позиция имеет право на существова­ние), постмодерн, однако, предлагает считать истинным то знание, которое способствует сглаживанию социального напряжения и конфликтов и достижению согласия (консенсус-теория истины - Ю. Хабермас, К.-О. Апель, Р. Рорти и др.).

или

Предыдущая глава Следущая глава