Религиозная литература

Забытые письмена - Гордон Сайрос
ТРЕТИЙ ПОХОД СИНАХХЕРИБА'

(II. 34) В третьем моем походе я двинулся на страну Хат-ти. Лули, царя Сидома, ниспровергли грозные сияния моего величия, в даль посреди моря он убежал и сгинул навеки.

Сидон большой, Сидон малый, города Бит-Зитти, Ца-рипту, Махаллиба, Ушу, Акзибу, Акку, города его могучие, укрепления в местах пастбищ и водопоев, оплоты его, нис­проверг блеск оружия бога Ашшура, моего владыки, и они склонились к стопам моим. Туба'ала на троне царском я по­садил и дань, подать владычеству моему, наложил на него.

Что касается Минхиму, самсимурунайца, Туба'ала, си-донца, Абидилити, арадийца, Урумилки, библитянина, Ме-тинти, ашдодца, Пудуэля, аммонитянина, Каммусунадбу, моавитянина, Айяраму идумея, царей Амурру, то все они подношения свои, дары знатные пред меня принесли и обло­бызали стопы мои.

А Цидку, царя Аскалона, что не склонился под ярмо мое, богов дома отца его, его самого, его жену, сыновей, дочерей, братьев, родичей я забрал и переселил в Ассирию. Шаррулу-дари, сына Рукибту, прежнего их царя, я поставил над наро­дом Аскалоиа и принесение дани, союзнического дара моему величию, наложил на него, и он влачил ярмо мое.

Во время моего похода города Бит-Даганна, Яппу, Ба-найябарка, Азузу -— города Цидки, что к ногам моим тотчас не склонились, я осадил, взял, захватил добро их.

А у наместников, князей и людей города Экрона, кото­рые Пади, их царя, принесшего союзническую присягу стра­не Ашшур, бросила в железные оковы и выдали его Хизкии, иудею, поступив враждебно и грешно, устрашились сердца их. Царей Египта, лучников, колесничих, конников царя Эфиопии ■— силы бесчисленные — призвали они против ме­ня, и те пошли им на помощь. В окрестностях города Аль-такку предо мной рады их были выстроены, и они точили свое оружие. Могуществом Ашшура, моего владыки, я сра­зился с ними и нанес им поражение. Колесничих и воинов царя египетского и колесничих царя эфиопского живьем в разгар сражения захватили руки мои. Города Альтакку и Тамну я осадил, взял, захватил их добро.

(III. 1) Я подступил к Экрону; правителей и князей, кото­рые согрешили, я убил и трупы их повесил на кольях вокруг города. Сыновей города, совершивших грех и преступление, причислил к полону. Остатки их, не несущие на себе греха и преступления, тех, кто не повинен, я велел пощадить. Пади, их царя, из Иерусалима я вывел и на трон владычества над ними посадил, и дань моего владычества наложил на него. А Хизкию — иудея, который не склонился под мое ярмо, — 45 городов его больших, крепостей и малые поселения их окрестностей, которым нет счета, придвижением насыпей и приближением таранов, атакой пехоты и штурмовых лест­ниц я осадил, взял 200 150 человек, от мала до велика, муж­чин и женщин, лошадей, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий скот без числа из них я вывел и причислил к поло­ну. Самого же его, как птицу в клетке, в Иерусалиме, его царском городе, я запер. Укрепления против него я воздвиг, выход из ворот его города сделал ему запретным. Города его, которые я захватил, отделил от его страны и Метинти, царю Асдода, Пади, царю Экрона, и Цилли-Белу, царю Га­зы, отдал и уменьшил его страну. К уплате прежней дани ежегодную подать их, союзнический дар моему владычеству, я прибавил и наложил на них. Он же, Хизкия, ужасные бле-ски моего владычества ниспровергли его и вспомогательные отряды, которые для укрепления Иерусалима, его царского города, он собрал, и они захотели мира. Вместе с 30 таланта­ми золота, 800 талантами отборного серебра, сурьмой, боль­шими украшениями из камня, ложами из слоновой кости, тронами из слоновой кости, слоновыми кожами, слоновой костью, эбеновым деревом, самшитом -■- всем, что есть, знат­ным богатством, также и дочерей его, наложниц его дворца, певцов и певиц в Ниневию, мою столицу, за мной он прислал и для уплаты дани и исполнения направил службы своего гонца*.

Тенденциозность анналов Синаххериба очевидна. Составлявшие их хронисты имели указания превозно­сить царя и воздерживаться от какой-либо критики. Производимые царем разрушения и захваченные им трофеи описаны в клишированных фразеологических оборотах и подчас явно преувеличены — к его вящей славе. Тем не менее в подобных хрониках, хотя они и необъективны, приводятся исторические факты, про­верить которые можно и по независимым источникам.

Остановимся теперь на другом типе исторических текстов, также связанных с царскими особами, но ли шенных какой-либо тенденциозности.

* Цит. по: Я открою тебе сокровенное слово. Перевод В. Якобсона. М., 1981, с. 264-266. (Прим. перев.)

Это директива в форме вавилонского письма Хаттусили III, хеттско­го царя Хатти, его вассалу, угаритскому царю Некм-Эпе. Послание написано для того, чтобы урегулиро­вать деятельность царских купцов из Уры на земле Угарита. Заслуживают внимания следующие три по­ложения: 1) интересы дела превыше всего, даже если должники и их семьи попадут в рабство за неуплату долга торговцам; 2) купцы временно могут оставаться в Угарите, но не на весь год; 3) они не имеют права приобретать в Угарите недвижимую собственность, особенно строения или земли, принадлежащие царю Угарита. В Книге Бытие говорится, что Авраам при­шел из Ура халдеев (это не Ур шумеров, а Ур(а), неда­леко от Харрана, теперь это южная часть центральной Турции, близ границы с Сирией). Мы знаем, что Ав­раам и его потомки Исаак и Иаков и ближайшие их поколения, занятые в торговле, желали приобрести не­движимое имущество в Ханаане. Например, когда пра­витель Шехема хотел взять семью Иакова в союзники. он предлагал те же три условия, о которых говорит и Хаттусили, а именно: 1) право вести дела, 2) постоян­ное проживание и 3) приобретение недвижимой собст­венности10. Таким образом, можно представить под­линное историческое время Авраама: торговцы Уры осели в Ханаане в эпоху Поздней бронзы. Мы не зна­ем, сколько времени продолжалась деятельность куп­цов Уры в Ханаане. Они уже обладали прочным поло­жением к тому времени, когда Хаттусили писал пись­мо в XIII веке до н. э. Несомненно, что деятельность купцов началась до его правления и продолжалась после него, но точные даты пока определить нельзя. Но если в директиве Хаттусили ничего не говорится о че­ловеке по имени Авраам, то из нее мы все же можем узнать, благодаря каким историческим переменам он перебрался из Ура халдеев в Ханаан". Приводимое ниже послание может служить иллюстрацией тех пер­вичных источников, на основе которых реконструиру­ется история.

или

Предыдущая глава Следущая глава