Религиозная литература

Забытые письмена - Гордон Сайрос
ИЗ РОЖДЕНИЯ СЕМИ БЛАГОСТНЫХ БОГОВ

1.             Смерть-и-Зло31 сидит.

В одной руке его палица лишений.

В другой руке палица утрат.

Они ударяют его, как ударяют подрезываемую лозу,

Они стегают его, как стегают лозу,

И повержен он в своих полях, как лоза.

2.             И вот одна (женщина) опустится,

И вот другая поднимется,

И вот одна воскликнет: «Отец, отец!»

И вот другая воскликнет: «Мать, мать!»

Да будет простерта рука Эла, как море.

Да уподобится рука Эла потопу!

И стала рука Эла необъятной, как море,

И стала рука Эла, как потоп.

Эл берет идола,

Двух идолов снимает с очага.

Он берет и ставит /их/ в своем доме.

Мощь Эла угасает...

Палица в его руке падает.

Он поднимает (свой лук) и выпускает стрелу в небо.

Он попадает в птицу, парящую в небе,

Он снимает перья и бросает ее на угли.

Эл испытывает двух женщин.

Если женщины воскликнут:

«О супруг, супруг!

Твоя мощь угасла,

Мощь руки твоей иссякла!» —

Пока птица варится на огне,

Горит на угольях,

Станут женами две женщины Элу,

Женами Эла и навсегда.

Но если женщины воскликнут:

«О, отец, отец!

Твоя мощь угасла,

Мощь руки твоей иссякла!» -

Пока птица жарится на огне,

Горит на угольях,

Станут две девушки дочерьми Эла,

Дочерьми Эла навсегда.

И вот воскликнули женщины:

«О, супруг, супруг!

Твоя мощь угасла

Мощь руки твоей иссякла!» —

Пока птица жарится на огне,

Горит на угольях.

Так стали женщины женами Эла,

Эла и его навсегда.

Он склоняется,

В уста их целует.

Сладки их уста,

Сладки, как гроздья винограда.

От поцелуев — зачатие,

От объятий           оплодотворение,

В тяжких муках Родили они Утреннюю зарю, Вечернюю зарю. Слово к Элу: «Жены Эла дали жизнь. Кого они родили?» «Моих двух детей, Утреннюю зарю и Вечернюю зарю!» 3. Он склоняется, в уста их целует. Уста их сладки. От поцелуев — зачатие, От объятий —- оплодотворение. Он садится, до пяти считает. Все они вместе,

Двое их принимаются за тяжкий труд, И дают они жизнь, Жизнь дают благостным богам, Островитянам, сынам моря, Что сосут соски груди. Слово к Элу!

«Две жены мои, о Эл, родили! Кому они жизнь дали?» «Благостным богам, Островитянам, сынам моря, Что сосут соски груди». Одну губу приложили они к земле, Одну губу — к небу,

И поглотили они

Птиц небесных,

Рыб морских,

Потекли, полетели в их рот,

Там стали слева и справа,

Но мало им этого.

«О жены, супруги мои,

О сыновья, мною зачатые!

Вставайте и приготовимся

На месте, где чаша Кадета!

Здесь вы будете жить

Среди камней,

Среди деревьев,

Семь лет полных.

А всего восемь циклов,

До той поры благостные боги бродят в поле,

Скитаются по степи из конца в конец.

И повстречался им Страж пшеницы:

«О, страж, страж, отвори!»

И он приоткрыл им проход,

Так, чтобы могли войти они.

«Если [есть х]леб, дай нам поесть!

Если есть [вино], дай нам попить!»

И Страж пшеницы им отвечал:

«Есть хлеб, чтобы насытиться,

Есть вино...»

Исключительный интерес с точки зрения полити­ческой, психологической и религиозной представляет «Апология Хаттусили III». Хаттусили пришел к вла­сти и стал царем, несмотря на то что по хеттским зако­нам он не мог наследовать престол. Его старший брат Муватталли был законным наследником их отца Мур-сили. Когда Муватталли умер, не оставив законного наследника, то на трон был посажен его побочный сын Урхитессуп с помощью Хаттусили в соответствии с официальным правом наследования. А сам Хаттуси­ли правил в качестве местного властителя в одном из регионов Хеттской державы.

Урхитессуп, опасаясь своего могущественного дя­ди Хаттусили, пытался ослабить его военную и эконо­мическую власть. Поэтому Хаттусили и сочинил «Апо­логию», чтобы показать, что именно Урхитессуп был обидчиком и что он, Хаттусили, защищаясь, вынуж­ден был низложить его и занять его место.

У народов древнего Ближнего Востока все в жиз­ни, включая политику и войну, находило удобное оправдание в религии. Как уже отмечалось, Синах-хериб захватил Иудею по указанию своего бога Аш-шура, а Хизкия оказал ему сопротивление, уповая на Яхве. Хаттусили же творил свои дела в соответствии с волей богини Иштар. Он заключил с богиней дого­вор, согласно которому она обещала процветание и сохранение власти как ему, так и его потомкам, если они будут чтить ее как свою главную богиню (в тео­логии такого рода договор называется «Заветом»). Отношение Хаттусили к Иштар напоминает отноше­ние Авраама к Яхве. В обоих случаях боги обещают сохранить правителям власть22, а династия обязуется почитать именно этого бога.

Давиду из колена Иудина, сместившего царя Из­раиля Саула из колена Вениаминова, также нужна бы­ла «Апология», чтобы узаконить узурпацию престола. Как и Хаттусили, Давид сел на престол благодаря соб­ственной энергии и способностям, а не по праву наследника. Поэтому Саул относился к Давиду как к узурпатору23, так же как Урхитессуп к Хаттусили.

Необычной для «Апологии» особенностью являет­ся родственная связь богини Иштар с царицей, а так­же дарование Иштар царствующей чете самого боль­шого счастья — супружеской любви.

или

Предыдущая глава Следущая глава