Детские книги

Защитите мельницу - Экарт цур Ниден
«Вот здорово!»

«Да, но теперь мне действительно пора. И не забудь: в четверг в шесть».

«Хорошо».

«И ты уверена, что он мне заплатит?» – спросил Увэ скептически.

«Можешь не сомневаться, – Керстин уже начи­нала злиться. – Он мне прямо так и сказал. Если ты будешь прилежно работать, получишь пять марок».

Она ускорила шаг, и Увэ едва поспевал за ней. Обычно все было наоборот. Честно говоря, эти пять марок ни в какое сравнение не шли с ночны­ми тридцатью. Но что ему оставалось делать? Дру­гого способа раздобыть деньги он не видел.

«Что, до самого вечера?» – начал он снова.

«Ну как тебе не стыдно! Деньги-то эти нужно заработать. Бери пример с меня! Я ведь помогаю, не получая за это ни копейки!»

«Ну да, за это он кормит твоих котят. К тому же ты еще слишком мала и не можешь полоть как следует. А я этим уже не раз занимался, когда на каникулах был у дяди Эрнста. От тебя там, навер­ное, больше вреда, чем пользы. Ты выдергиваешь полезные растения, а сорняки оставляешь. Вооб­ще-то это ты должна платить ему деньги за то, что он тебя пускает в свой сад».

«Какой же ты гадкий», – Керстин всхлипнула. Но когда брат с улыбкой хлопнул ее по плечу, все обиды были тут же позабыты.

«Слушай, а куда ты меня ведешь? Тут вообще есть жилье?»

«Сейчас уже покажется дом. Вот только минем поворот...»

Лес закончился, и их взгляду открылась живо­писная долина с прудом и мельницей. Увэ застыл на месте как пораженный.

Это был тот самый дом, в котором он в ту ночь разбил окна. В этом не было никаких сомнений!

Он не догадался об этом раньше только потому, что тогда, ночью, он подошел к нему с другой сто­роны.

«Я туда не пойду!»

«Что?»

«К дому я не пойду!»

«С чего это вдруг? Помнится, тебе ужасно хоте­лось подработать!»

«Гм, почему бы и нет», – подумал Увэ. Старик-то его не знал. И, кроме того, он никак не мог при­думать убедительную причину, почему он не хотел туда идти.

«Ну да ладно, – сказал он наконец. – Пошли!»

Пройдя еще метров сто, они вышли к ручью и заросшему саду. На душе у Увэ, вслед за Керстин направившемуся к дому, было неспокойно. Он за­стенчиво остановился невдалеке от крыльца, а Керстин, энергично дернув за шнур звонка, возве­стила об их приходе.

Старик распахнул дверь. «Я очень рад тебя видеть, Керстин!»

Увэ отметил про себя, что тон у него был самый что ни на есть дружелюбный. Это особенно броси­лось ему в глаза, так как он уже начал побаиваться, что столкнется здесь с ворчливым старикашкой, который скрипучим голосом и грубыми словами погонит их на работу.

«А это, значит, твой брат Увэ! Спасибо, что ты согласился прийти и немного помочь. Знаешь, та­кому старику, как я, никак не обойтись без посто­ронней помощи».

Говоря это, он улыбался Увэ настолько доб­рожелательно, что тот пришел в полное замеша­тельство.

Серые, лучившиеся добротой глаза совсем не вязались с обликом человека, которому он совсем недавно доставил столько неприятностей.

«Знаете, – продолжал между тем старик, спус­каясь в подвал за тяпками, – я очень рад, что есть еще дети, готовые помогать другим. Ведь сегодня в мире так много злых людей».

Керстин пояснила брату, что дедушка Феллин-гер имел под этим в виду: «Они всячески старают­ся ему навредить. Они отравили его собаку, разло­мали ограду, а один раз даже выпустили из пруда всю воду».

«Ну да, – добавил старик, поднимаясь по лест­нице из подвала, – на днях они мне ночью разби­ли два окна!» Он протянул им по тяпке. «Но хватит о печальном. Я очень рад, что вы здесь и хотите мне помочь».

От стыда Увэ готов был провалиться сквозь зем­лю. Ведь это он причинил этому беспомощному старику, не сделавшему ему ничего плохого, столь­ко вреда! А сейчас он так с ними радушен! И к тому же принимает его за добросердечного помощника! Если б он только знал об этом раньше! Он бы ни за что на свете не стал бы разбивать окна такому доб­рому человеку!

А теперь он пришел, чтобы заработать денег, а старик его еще так сердечно за это благодарил. Увэ окончательно был сбит с толку.

Не смея поднять глаз, мальчик следовал за ста­риком Феллингером в сад. Он был настолько поглощен мыслями, что не слышал, как старик объяснял, что и где им надо прополоть. Лишь только после того, как Керстин с жаром принялась махать тяпкой, взялся за работу и Увэ.

Чем больше он об этом размышлял, тем непоко­лебимее становилось его решение. Нет, за эту работу

денег он взять не может. Никогда. Ему ведь всю жизнь будет невыносимо стыдно при мысли о том, что после всего сделанного ему еще и заплатили!

Нет, напротив, сейчас он будет работать еще усерднее, чтобы хоть как-то загладить свою вину за разбитые окна.

или

Предыдущая глава Следущая глава