Детские книги

Защитите мельницу - Экарт цур Ниден
«Этого мы делать не будем!»

Вообще-то Гаральд никогда не задавал в их компании тона, но сейчас он выпалил это со всей решительностью, даже не удосужившись спросить мнения друзей.

«Обижать маленьких девочек! Я считаю, что это просто подло!»

Йенс, конечно, не стал бы так горячиться. Он знал, что у Гаральда была шестилетняя сестренка, которую он очень любил. Может быть, поэтому он был так категорично против всего этого. Но в общем и целом он был, конечно, прав. Обижать девочку так же подло, как и отравить собаку.

Да и вообще все здесь было довольно подлым. Но ведь на этом можно заработать деньги. У этого мотоциклиста они, кажется, всегда водятся. Отка­заться вообще от всякого с ним сотрудничества – нет, такое Йенсу было не под силу. Поэтому он и подвел итог, тщательно подчеркнув разницу: «Га-ральд прав. Никакого насилия против людей и животных. Лишь против вещей». Это выражение он недавно услышал в одной телепередаче.

 

«Ну что ж, как хотите. Я просто хотел предло­жить вам неплохо заработать. За это я готов запла­тить 50 марок».

Никто из четырех ничем не выдал своего вос­торга.

«Вы же говорили, что старикан часто звонит по телефону. Телефонный кабель наверняка идет через лес?»

«Конечно. На столбах линии электропередачи».

«Ну надо же, такое легкомыслие. Ведь его так легко повредить!»

В этот раз Торстен сообразил на удивление быстро: «Но ведь это же карается законом, такое ломать-то!»

«Да что ты говоришь! А что, за снесение чужих заборов полиция выплачивает вознаграждение?»

Детлеф покачал головой: «Да, но это все доволь­но небезопасно!»

«Ну и что же в этом такого опасного? Нужно только разобраться, где телефонный кабель, а где электропровода. Перепутав, вы окажетесь в щекот­ливом положении. Мне вас просто жаль, а так вообще-то мне все равно, что вы там перережете. Ха, ха, ха!»

Мотоциклист, по всей вероятности, счел свою шутку необыкновенно остроумной, потому что хохотал так, что аж шлем подпрыгивал.

Наконец он успокоился. «Завтра на этом же месте в это же время – доложить об исполнении и получить деньги. Согласны?»

«Все ясно, – кивнул Йенс. – 50 марок».

«Клещи, я надеюсь, вы найдете и на столб взоб­раться тоже сумеете! Ну, тогда пока!» «Хонда» взревела, и он умчался.

С громким криком мальчики устремились из зала.

Увэ не спеша, с достоинством, направился вслед за ними.

К нему подошел мальчик с длинными волосами цвета соломы.

«Привет!»

«Привет».

«И как тебя зовут?»

«Увэ. А тебя?»

«Стефан. Ты здесь новенький?»

«Вообще-то, да. Мы переехали сюда из Дюс­сельдорфа».

«Ясненько. А ты там тоже был в какой-нибудь церкви?»

«Нет».

За разговором они не заметили, как очутились на улице. Там, прислонившись к дереву, стоял еще один мальчик примерно их возраста. Они втроем были самыми старшими в этой группе, всем ос­тальным, наверное, не было еще и одиннадцати.

«Это Джимо, – представил мальчика Стефан. – Вообще-то его зовут Джиуэрмо, он из Испании. Но это слишком сложно, и поэтому мы зовем его Джимо».

«Мои родители испанцы, – сказал Джимо. – Я родился в Германии».

Джимо был крепкий, мускулистый мальчишка с густыми черными вьющимися волосами – пря­мая противоположность долговязому блондину Стефану.

Стефан повернулся к своему другу: «Это но­венький – Увэ».

«Привет, Увэ! Это ведь ты пришел с пастором?»

«Ну да, я... Мне нужно было кое-что с ним обсудить».

Мальчики совсем не удивились, как того ожи­дал Увэ. Они только кивнули головой, и Стефан сказал: «Мировой мужик. На него можно поло­житься».

Джимо спросил: «А где ты живешь?»

или

Предыдущая глава Следущая глава