Детские книги

Защитите мельницу - Экарт цур Ниден
«Улица Готенвег 18».

«Я могу тебя немного проводить. Ты пойдешь с нами, Стефан?»

«Разумеется, у меня еще есть время».

Несколько минут они шли молча. Потом Сте­фан, лишь бы только не молчать, спросил: «А ты бу­дешь в нашем классе, когда каникулы кончатся?»

«Не знаю. Наверное».

«А ты теперь всегда будешь приходить на заня­тия для подростков у нас в церкви?» – поинтересо­вался Джимо.

«Я думаю, да. Сегодня мне понравилось».

«Ты веришь в Иисуса?»

«Ясное дело».

«Я хочу сказать, так, что ты на самом деле Ему принадлежишь».

«Я знаю, что ты имеешь в виду. Пастор мне это уже объяснил. Это когда человек разговаривает с Иисусом. И точно знает, что сейчас уже все в по­рядке. Что Он всегда готов помочь».

«Точно. Знаешь, когда мы со Стефаном были в летнем лагере, то решили быть верными ученика­ми Иисуса. Мы помогаем друг другу, чтобы твердо стоять в вере. Мы обсуждаем наши проблемы и все такое... И мы молимся вместе».

«Поэтому мы и ходим на занятия для подрост­ков, хотя все остальные немного младше нас, – добавил Стефан. – Но это очень важно – общать­ся с другими, которые тоже верят в Иисуса».

«Для меня все это довольно ново, – пояснил Увэ. – По-настоящему я верю в Иисуса лишь с сегодняшнего утра, когда я молился вместе с пас­тором».

«Ты прав, это не так уж давно!» – улыбнулся Джимо. Увэ улыбнулся ему в ответ, и всю его ско­ванность как рукой сняло: «Как там у Шиллера – мы читали в школе – „Позвольте мне вступить...“»

Мальчишки дружно подхватили: «...в союз ваш третьим».

Стефан спросил: «У тебя есть завтра время? Я сейчас как раз собираю модель корабля с дистан­ционным управлением. Мы бы могли вместе про­вести испытания».

«Здорово. Но я могу лишь до обеда – после обе­да мне надо полоть грядки».

«У вас что, есть свой огород?»

«Да нет, не у нас. У одного старика. Он живет на мельнице в лесу».

«А, старый Феллингер! Его мы знаем. Он всегда приходит в церковь, хотя это для него ужасно далеко».

«Я тоже его знаю, – добавил Джимо. – Он очень милый дедуля. Все его любят. Вот только то, что он живет один так далеко от города, кажется всегда немного странным».

«Я познакомился с ним только вчера, – пояснил Увэ. – Сначала моя сестра завела с ним знакомст­во, а потом я хотел подзаработать, но из этого ничего не вышло... Ну ладно, это долгая история. Как бы то ни было, завтра после обеда я иду туда, чтобы помочь ему в саду. Один он просто не спра­вляется».

 

«Слушай, Джимо, – сказал Стефан. – А почему бы нам тоже ему не помочь? Сейчас, пока у нас каникулы! Он ведь хороший старик! Работать ведь не обязательно до вечера, а так, часик-два. На природе, на свежем воздухе. И, может быть, он разрешит нам испытывать модели кораблей на мельничном пруду!»

«Ну что ж, я не против, – задумчиво произнес Джимо. – Вот только ни в огородничестве, ни в животноводстве я ничего не смыслю».

«Это не страшно. Я тебе все объясню», – поспе­шил рассеять его сомнения Увэ.

«Раз так, то я согласен».

«Ну что ж, тогда решено, – подвел итог Сте­фан. – Встречаемся у продуктового магазина. Во сколько?»

«Может, в половине третьего?»

«Прекрасно. И если у кого есть, пусть принесет с собой тяпку или мотыгу. Вот увидите, мы приве­дем сад дедушки Феллингера в образцовый поря­док».

Керстин шагала по лесу, то и дело перекладывая тяжелую сумку из руки в руку.

Вдруг лесную тишину вспорол рев приближаю­щегося мотоцикла. «Интересно, – подумала она. – Уж не к мельнице ли направляется этот мотоцик­лист?»

Грохот мотоцикла приближался. Керстин ото­шла на обочину и оглянулась. Странно, но мото­цикл ехал не по середине, а по ее стороне дороги!

Неужели же мотоциклист ее не видит? Он же едет прямо на нее!

Керстин едва успела отскочить в сторону. Он что, с ума сошел? Или ослеп?

Но что это? Мотоцикл развернулся... Никаких сомнений больше быть не могло! Он ехал прямо на нее!

Сердце Керстин бешено колотилось. Он что это, нарочно? Хотел ее задавить?

Она снова отпрыгнула в сторону, но в этот раз мотоциклист, вытянув руку, попытался выхватить у нее сумку, однако промахнулся.

Мотоцикл уже промчался, а Керстин стояла как вкопанная, провожая его взглядом, пока он снова не остановился.

Чисто автоматически она отметила, что тро­пинка была слишком узкой, и на ходу развернуть­ся мотоцикл не мог. Мотоциклисту приходилось останавливаться и маневрировать взад-вперед.

Девочка так и не сдвинулась с места, заворо­женно наблюдая за происходящим. Ее разум прос­то отказывался верить в то, что кто-то хотел на нее наехать и отобрать сумку. Таких злых людей и на свете-то не бывает! Нет-нет, этого просто не может быть!

Но вот мотоцикл снова рванулся вперед, и в этот раз он несся с еще большей скоростью. Ско­рее инстинктивно, чем сознательно, Керстин бро­силась в росшие на обочине папоротники. От ужа­са и недоумения в голове ее был сумбур. Она лежа­ла в высоких папоротниках, крепко вцепившись в свою сумку. Она пришла в себя лишь тогда, когда услышала, что мотоциклист убавил газ, очевидно, намереваясь снова развернуться и вернуться к тому месту, где лежала Керстин. Она вскочила и побежала в лес, не разбирая дороги.

Сделав несколько шагов, она вдруг подумала, что это могло быть ее спасением. Здесь, в лесу, мо­тоциклист уже не сможет ее преследовать.

Да, но он мог слезть с мотоцикла! А бегал он наверняка быстрее, чем она!

Керстин остановилась и оглянулась.

И действительно, мотоциклист, оставив свой мотоцикл на обочине, уже стоял рядом с ней.

«Ха, ха, ха», – услышала она его угрожающий смех. Керстин развернулась и, подстегиваемая ужа­сом, побежала в глубину леса. До нее долетали сло­ва, которые он кричал ей вслед: «магазин», «ста­рикан», «снова встретимся». Некоторых слов она не разобрала, да не очень-то и прислушивалась.

Споткнувшись о выступавший из земли корень, она упала, но тут же снова вскочила. Вперед, толь­ко вперед!

«Стоп, этого делать нельзя, – внезапно пронес­лось у нее в голове. – Нельзя убегать так далеко в лес. Он так или иначе меня догонит. Нужно бежать к городу, там люди, они мне помогут!»

Из последних сил Керстин повернула к тропе, ведущей от шоссе к мельнице. На бегу она кричала изо всех сил: «Помогите! Помоги – и – и – и – те!»

Керстин бежала все медленнее, ее сердце коло­тилось как бешеное, в груди нестерпимо болело, ноги подкашивались от усталости.

Внезапно из лесного сумрака вынырнули три фигуры. Кто-то бежал ей навстречу. «Помогите!» – хотела крикнуть Керстин, но с губ ее сорвался лишь хрип.

или

Предыдущая глава Следущая глава