Детские книги

Защитите мельницу - Экарт цур Ниден
Глаза у всех расширились от любопытства.

Дедушка Феллингер продолжал: «У меня уже один за другим побывали четыре человека, пред­лагая купить мой дом. Некоторые приезжали даже по нескольку раз и были очень настойчивы. Но все они уехали ни с чем. Я не собираюсь продавать этот дом».

«И вы думаете, – спросила мама Увэ, – что кто-то всем этим вредительством пытается заставить вас переменить свое решение?»

«Точно я не знаю, но это могло бы многое объяс­нить. Они надеются, что из-за стольких неприят­ностей и переживаний я совсем сдам и все-таки перееду в дом престарелых, а дом продам».

«Не делай этого, дедушка Феллингер! Никогда!» – воскликнула Керстин.

«Пока что я этого делать не собираюсь, малыш­ка. Но если так пойдет и дальше...»

Тут в разговор вмешался Стефан: «Но ведь здесь нужно что-то предпринять! Нельзя же на все это смотреть сложа руки!»

«Я сегодня же заявлю в полицию об этом мото­циклисте, напавшем на мою дочь, – решительно сказала госпожа Нагель. – Мы отправляемся туда немедленно. И если это тот же самый...»

«Это вы обязательно должны сделать, – сказал пастор. – Вот только будет ли от этого толк?»

«В любом случае стоит попробовать, – вступил в разговорУвэ.–Меня только удивляет, что этот моло­дой парень хочет купить дом. Что-то мне в это не...»

«Не он, а люди, которые скрываются пока в тени, – перебил его пастор. – Ему, по всей вероят­ности, платят за то, что он портит жизнь господи­ну Феллингеру».

«Я считаю, – раздался в наступившем молча­нии тихий голос Джимо, – что нам надо подумать, как можно помочь дедушке Феллингеру. Мы дол­жны охранять дом».

«Ну конечно!» – повскакивали со своих мест дети.

«Чепуха! – попыталась умерить их восторг мама. – Вы что, собрались день и ночь нести здесь дозор? А спать вы когда будете?»

«Мы можем сторожить по очереди!»

«Но только пока не закончатся каникулы. А если кто-нибудь из вас действительно поймает его ночью, что он будет тогда с ним делать? Скрутит по рукам и ногам и привяжет к столбу? Не городи­те чушь, дети!»

«Ах, мама!» – надул губы Увэ. На лицах других тоже было написано разочарование.

«Если вы так уж хотите, можете попробовать, – смягчилась мама. – Но мне кажется, ничего пут­ного из этого не выйдет. В любом случае, я иду сейчас в полицию. Вы не могли бы меня подвезти, господин пастор?»

«Охотно. Господин Феллингер, может быть, вам нужно что-нибудь купить?»

«Нет, спасибо», – откликнулся тот. «Пока что у меня есть все, что мне нужно».

Мама направилась к автомобилю, а Керстин повернулась к мальчикам: «Да, кстати, чуть не забыла: а сумку мою вы нашли?»

«Да, – ответил Стефан. – Она лежала в папо­ротниках. Недалеко торчал корень, о который ты, наверное, и споткнулась».

«Да, что-то такое...»

«Керстин, – позвала ее мама, – ты поедешь вместе со мной! В полиции тебе наверняка при­дется все рассказать самой!»

«Ах да! Ну ладно! Тогда пока!»

Когда машина уехала, мальчики начали обсуж­дать план своих действий. Дедушка Феллингер, ради которого это все в общем-то и затевалось, сидел рядом молча и лишь внимательно слушал. Иногда, видя рвение своих охранников, он был не в силах сдержать улыбки. Впрочем, особых надежд он на них не возлагал. И был прав. Потому что идея об охране мельницы и ночью всплывала в их разговоре чем дальше, тем реже.

Лишь когда старик встал и пошел в сад, чтобы очистить от земли и собрать тяпки, мальчишки вспомнили, что бросили работу на полпути, и побежали ему помогать.

«Итак, – сказал полицейский, вытягивая лист из пишущей машинки. – Прочтите, пожалуйста, это еще раз с начала до конца и подпишите».

Он положил лист на стойку и, неловко изогнув­шись, сам еще раз пробежал его глазами, чтобы удостовериться, что нигде не вкралась опечатка или ошибка.

«Постойте, – сказал он, дочитав до соответству­ющего места. – Откуда вы знаете номер его мото­цикла? Малышка, неужели ты во всем этом кош­маре догадалась посмотреть на номерной знак?»

«Нет, я нет».

«О номере, – пояснила ее мама, – я знаю от Увэ, моего сына».

«А, так он все видел?»

«Нет-нет, он этого не видел. Он только этого молодого человека с тяжелым мотоциклом... ну, то есть он тут вечно ездит... ну да, вот и...»

«Но, госпожа... – полицейский уткнулся в лист, пытаясь отыскать ее имя, потому что на имена у него была очень плохая память, – да, госпожа Нагель, не хотите ли вы сказать, что вы не в состо­янии заявить со всей определенностью, что на мотоцикле был именно этот номерной знак?»

«Ну, абсолютно уверенной в этом я быть не могу, но... э... это наверняка так, потому что... ну... да ни у кого больше нет такого мотоцикла».

«Нет-нет, госпожа... э...

или

Предыдущая глава Следущая глава