Детские книги

Защитите мельницу - Экарт цур Ниден
«Нагель».

«Да, конечно, госпожа Нагель, так дело не пой­дет. Дайте лист, пожалуйста, сюда, протокол нам придется составить заново».

Он снова уселся за свою пишущую машинку.

В этот момент в комнату вошел другой поли­цейский: «Я проверил, Эгон, номер этот поддель­ный».

«Что значит поддельный? Снят с какой-то машины?»

«Нет, самодельный. Такой номер у нас не чис­лится».

«Гм, очевидно, все намного серьезнее, чем мы сначала предполагали. Да уж. Знаете что, госпожа Гагель...»

«Нагель», – поправила его та.

«Госпожа Нагель, извините. Знаете что, я бы хотел побеседовать с господином...»

«Феллингером», – подсказал его коллега.

«Да, с ним. Макс, разыщи, пожалуйста, его но­мер телефона, я бы хотел с ним побеседовать».

«Я могу сказать вам его номер, – вмешалась в разговор Керстин, – 72061».

«Ага. Повтори-ка еще раз: семь...» Он снял трубку телефона.

«Два, ноль, шесть, один».

«...шесть, один... странно! Даже гудка нет. Тут что-то не в порядке, – он положил трубку. – Макс, займись-ка этим. Свяжись с почтовым отделени­ем. Позже мы, может быть, и сами туда съездим. Сейчас же я должен составить протокол заново».

Тяжело вздохнув, он вставил в пишущую машинку новый лист бумаги.

Увэ, Стефан и Джимо шагали в город. Они были бы не прочь еще немного побыть на мельнице, но чувство голода вынудило их поспешить домой.

«Боюсь только, – говорил Джимо, – что они быстро разгадают, по какой системе мы несем де­журство. Тогда они будут приходить, когда никого из нас на мельнице не будет».

«А я боюсь, – задумчиво произнес Увэ, – что от всей этой операции будет очень мало толку. Даже если мы действительно кого-нибудь поймаем, то, вполне вероятно, лишь того, кого они наняли, как меня когда-то. А такие люди сами не знают, кто за всем этим скрывается».

«Вполне может быть, – задумался и Джимо, – но другой возможности я просто не вижу. Можно, по крайней мере, попробовать. А ты как считаешь, Стефан? Что ты все молчишь?»

«Я думаю».

«Здорово! В жизни бы не поверил, что ты это умеешь! Но ведь толку от твоих размышлений по­ка что нет?»

«Это как посмотреть. Я еще не все обдумал до конца».

«Ну тогда продолжай, думай».

Увэ было не до шуток: «Скажи хотя бы, о чем ты думаешь!»

«Я вот думаю, нельзя ли ко всему этому подсту­питься с другой стороны? Вопрос ведь можно по­ставить и так: кто же это хочет выжить дедушку Феллингера с мельницы? Это наверняка те четве­ро, которые хотят ее купить. Вот если бы мы могли их как-нибудь прощупать...»

«Да, но как это сделать? Я не вижу никакой реальной возможности для этого».

Джимо добавил: «Мы не знаем, где они живут. И даже если мы это узнаем, это будет наверняка очень далеко отсюда. Как же мы туда доберемся?»

Стефан лишь хмыкнул в ответ.

«Пусть этим занимается полиция», – решил Увэ.

Молча шагали они по лесной тропинке.

Вдруг Увэ остановился. «Вот это место! Может, мы найдем следы колес „Хонды“ с отпечатками протекторов».

Несколько минут они бродили, уставившись в землю.

«Было слишком сухо. Никаких следов».

Стефан повернул в лес. «Я пойду по следу, кото­рый оставила сегодня днем Керстин!» – крикнул он. Но вскоре, видя, что и эти его поиски остают­ся без результата, Стефан решил повернуть назад. Распрямив уставшую спину, мальчик еще раз вни­мательно осмотрелся. И тут его взгляд привлек предмет, стоявший далеко впереди в кустах. Что это было конкретно, рассмотреть он отсюда не мог.

До тех кустов было метров сто, и вскоре Стефан осторожно раздвигал их ветви. Голубой велосипед! Еще довольно новый. С замком на колесе.

«Кто бы это мог оставить свой велосипед в ле­су? – размышлял Стефан. – Уж не имеет ли его владелец какого-либо отношения к нападениям на мельницу?»

Он отчаянно замахал друзьям, подзывая их к себе.

«Что там такое?» – закричал было Увэ, но тут же умолк, увидев, что Стефан приложил палец к губам. Со всех ног помчались они к кустам, где ожидал их Стефан.

«Велосипед!» – удивленно воскликнул Джимо.

«Да, это ты очень точно подметил, – улыбнулся Стефан. – А теперь скажите, что еще в этом есть примечательного?»

«Что он стоит в лесу», – сказал Увэ.

«А почему?» – Стефан был похож на учителя, вытягивающего ответ из учеников-тугодумов.

«Я думаю, я знаю, что ты имеешь в виду, – задумчиво протянул Джимо. – Может быть, это велосипед одного из тех, кого мы ищем».

«Ну конечно же! Ну кто еще приедет на велоси­педе в лес и там его бросит! Только человек, у кото­рого здесь есть дела! Если кто хочет просто погу­лять в лесу, тот сразу идет пешком. Но у кого могут быть в лесу какие-то дела? Черника в нашей окру­ге не растет, а для грибов еще рано».

«Ого, Стефан, да ты у нас просто Шерлок Холмс!»

«И знаете, что мы сейчас сделаем? – в Джимо проснулся охотничий азарт. – Мы где-нибудь спрячемся и подождем, когда он придет за своим велосипедом».

«Да, это лучше, чем идти его искать, – поддер­жал его Увэ. – Ведь тогда он нас может увидеть или услышать и незаметно улизнуть».

«Я тоже об этом подумал, – сказал Стефан. – Но у меня есть один аргумент против этого плана, и довольно веский».

«Какой же?»

«Мой пустой желудок. Что, если нам придется ждать его два-три часа? К тому времени я умру от голода».

«Кто-то один может сбегать в город за съест­ным, а двое других останутся тут», – предложил Джимо.

«Я могу сбегать, – вызвался Увэ. – Мой дом ближе всех. Я вернусь через полчаса и принесу вам что-нибудь пожевать».

И Увэ убежал.

С трудом переводя дыхание, он вбежал по лест­нице и позвонил в дверь их квартиры. Никто не отозвался. К счастью, у Увэ был с собой ключ. Ворвавшись в квартиру, он помчался на кухню, отрезал половину буханки свежеиспеченного хле­ба и засунул в сумку, с которой мама обычно ходи­ла в магазин. Туда же он положил еще кусок колба­сы из холодильника и бутылку лимонада.

Уже у двери у него появилась одна мысль. Он вернулся на кухню, взял лежавшую на столе запи­ску, перевернул ее и быстро нацарапал пару слов на обратной стороне. Потом, схватив сумку и пе­репрыгивая через две ступеньки, он побежал вниз по лестнице.

Примерно через пять минут в замке снова загремел ключ и в квартиру вошел его отец. Он устало опустил сумку на пол и позвал: «Есть тут кто-нибудь из членов моей большой семьи?» Ответом ему была лишь тишина, и поэтому он добавил: «Вероятно, лишь ее глава».

Он прошел на кухню и увидел лежащую на сто ле записку.

Он взял ее и прочитал: «Дорогой Ганс, на случай, если я еще не вернусь, – твой обед на плите. Мы с Керстин в полицейском участке».

Папа Нагель перевернул листок: «Приду позд­но, иду по следу преступника. Взял хлеб. Увэ».

Папа лишь головой покачал: «Ну и дела!»

Маленький толстенький Торстен опустил би­нокль и потер глаза. Потом он попытался немного приподняться и помассировал свое мягкое место. Ведь он сидел на дереве, а узловатый сук, как изве­стно, далеко не так удобен, как кресло.

«Вряд ли там еще что-то произойдет», – про­бормотал он и начал спускаться. Очутившись на земле, он первым делом хорошенько потянулся. Просидеть пару часов на дереве – не удивительно, что все тело занемело.

Торстен устало побрел прочь от дерева, по щи­колотку погружаясь в устилавшие землю толстым ковром прошлогодние листья. Он шел так доволь­но долго, пока наконец не оказался в ельнике. На просеке, отделявшей его от букового леса, росли кусты, в которых он и спрятал свой велосипед.

или

Предыдущая глава Следущая глава