Детские книги

Защитите мельницу - Экарт цур Ниден
«Вот еще глупости!»

«Почему это глупости? – рассердилась она. – Это что – из-за того, что я девочка? А о равнопра­вии мужчин и женщин ты когда-нибудь слышал?»

«Ты еще мала для этого».

Гаральд, который по известной всем причине всегда вступался за маленьких девочек, примиря­юще положил руку Увэ на плечо: «Да ладно, пусть помогает».

«Она может нам пригодиться, – поддержал его и Джимо. – И к тому же она, насколько я знаю, уже сыграла большую роль во всей этой истории».

«Я тоже так считаю», – подал голос Торстен. Керстин ему понравилась, и к тому же его пре­льщала перспектива наконец перестать быть в их компании самым маленьким.

«Ну ладно, если все согласны...» В ответ Увэ услы­шал гул одобрения. На том и порешили.

«А теперь давайте подумаем, как будем действо­вать дальше», – предложил Детлеф.

Пастор, до этого стоявший у машины и наблю­давший за ходом событий, снова подошел к ним: «Извините, что я опять вмешиваюсь. Но мне ка­жется, что сейчас вам лучше разойтись по домам, а обсуждение перенести на завтра».

«Разумное предложение», – поддержал его Сте­фан, бросив взгляд на часы.

«Как насчет завтра в восемь?» – предложил Детлеф.

Здесь в разговор вмешался пастор Вайс: «Про­шу прошения, что я снова счел нужным высказать свои соображения, но, может быть, было бы луч­ше вам собраться попозже, скажем в десять или в одиннадцать? Мне почему-то кажется, что четыре детектива должны успеть сделать еще что-то очень важное, прежде чем смогут принять участие в засе­дании по разработке планов. Так, например, они могли бы потолковать кое о чем с господином Феллингером, а поднимать его с постели в шесть или семь часов утра, право же, не стоит».

Мальчики подавленно молчали. Тишину нару­шил Торстен: «А еще нам надо на почту, а она от­крывается только в девять».

Йенс предложил: «А что если мы... это все раз­делим. Ну, например, Детлеф от лица всей нашей компании пойдет к Феллингеру, а Гаральд уладит дела на почте».

«Ну нет, так не пойдет!» – возмутился Гаральд.

«Нет, ребята, – поддержал его пастор. – Так действительно не пойдет. Вам надо всем вместе держать ответ за то, что вы вместе натворили. Так будет, во-первых, справедливо, а во-вторых, и лег­че».

Детлеф сказал: «Правильно. Значит, встречаем­ся здесь в восемь. Все же вместе давайте соберемся в одиннадцать».

«И лучше всего у мельницы», – предложил Тор-стен.

У Йенса было еще одно предложение: «Ну, если мы в этом деле все вместе, э... тогда почему бы нам всем – сколько нас всего? Восемь! Почему бы нам тогда всем вместе, ввосьмером не пойти...»

Пастор отрицательно покачал головой: «Это вы должны сделать вчетвером. Увэ уже сходил в Каноссу».

«Сходил куда?» – спросила Керстин.

Увэ соболезнующе взглянул на сестру: «Ты что, никогда не слыхала о Генрихе таком-то? В 1077. Генрих стоял там, заикался, краснел, бледнел и мучился».

Нельзя сказать, что после подобного объясне­ния Керстин все стало ясно. Но тут на помощь ей пришел Гаральд: «Так говорят, когда кому-то при­ходится просить прощения».

«Ах вот оно что».

«Итак, – продолжал пастор, – Увэ уже сходил в Каноссу. Кроме того, у Стефана и Джимо – и у Увэ, конечно, – есть еще кое-какие дела. И эти дела очень важны для успеха всего вашего предприятия».

С этими словами он направился к своей маши­не и распахнул дверцу.

«И что это за дела?» – спросил Детлеф. Да и на лицах троицы, о которой шла речь, было написано недоумение.

«Секретное оружие!» – ответил пастор и, пома­хав им на прощание, сел в машину.

Когда Стефан и Джимо на следующее утро позво­нили в дверь квартиры Нагелей, Увэ и Керстин были уже готовы. Вчетвером они отправились на мельницу и вскоре уже подходили к долине, посредине которой лежал мельничный пруд.

Как только они вышли из леса, их взору откры­лась прелюбопытная картина. Торстен колол дро­ва, Детлеф, идя по обочине дороги, толкал перед собой газонокосилку без мотора, а Йенс по колено залез в мельничный пруд. Вооруженный длинным шестом, он вылавливал водоросли и бросал их на берег Гаральду, а тот складывал их на тачку.

За прудом дедушка Феллингер выкашивал ко­сой крапиву.

Друзья, переглянувшись, не смогли сдержать довольной улыбки.

Через несколько минут они были уже у пруда.

«Доброе утро! – окликнул детективов Увэ. – Я вижу, работа уже в самом разгаре».

Йенс обернулся, чуть было при этом не потеряв равновесие: «Эй там, хватит бездельничать! До начала заседания еще остается немного времени. Так что давайте присоединяйтесь!»

Детлеф, тяжело дыша, опустился на землю: «Пусть меня кто-нибудь сменит. Меня уже ноги не держат. А я лучше пойду дергать сорняки».

«Ладно», – кивнул Стефан и взялся за ручку газонокосилки.

«Как там у тебя дела, Торстен? Тебя сменить?» окликнул Увэ Торстена.

«Я, конечно, мог бы еще поработать, но если ты так настаиваешь...»

«Пойдем покажем новичкам, как надо расправ­ляться с сорняками, – обернулся к Керстин Джи-мо. – Все вместе мы быстро приведем в порядок грядку, которую мы не допололи вчера».

«Мы уже заканчиваем, работы здесь осталось где-то на полчаса, – окликнул их Йенс. – Осталь­ное мы доделаем позже – может быть, завтра».

Тем не менее прошел чуть ли не час, прежде чем все собрались у крана, чтобы немного привести себя в порядок после трудовых свершений. У Йен-са были ледяные ноги, у Стефана же пот струйками сбегал по голой спине, у Торстена ломило все тело, Керстин все руки исколола о чертополох. Но все равно все были довольны и радостно возбуждены.

К ним подошел улыбающийся дедушка Фел-лингер.

«Послушайте, то, что вы переделали сегодня за утро... Один бы я с этим возился пол-лета! Вы потрудились на славу!»

«Завтра мы снова придем! Вот посмотрите, гос­подин Феллингер, скоро здесь все будет...»

«Можете обращаться ко мне на „ты“. Что же касается остального, то осторожнее, не хватите через край. Вы ведь к такой работе не привыкли».

или

Предыдущая глава Следущая глава