Детские книги

Защитите мельницу - Экарт цур Ниден
«Пожар».

«Пожар? Ты что, с ума сошел?»

«Только не стройте из себя пай-мальчиков! Да и не дом надо поджечь, а всего лишь сарай».

«Но послушай, – возмутился Детлеф совершен­но искренне. – Это уже выходит за рамки допустимого! Ну там забор разломать или воду из пруда спустить – это еще можно. Но пожар?»

«Ну нет, дорогой, – поддержал его Йенс, – это уж действительно чересчур. Уже с телефоном мы хватили через край. А теперь еще такое!»

От той самоуверенной развязности, с которой мотоциклист беседовал с детективами раньше, теперь не осталось и следа: «Один только сарай! Там и лежат-то всего пара агрегатов да дрова. Он стоит далеко и от леса, и от дома. Это все совершенно не опасно!»

«Это не игрушки, даже если весь дом и не сго­рит заодно с сараем».

«Это и не должно быть игрушками! И учтите вот что: на этом можно заработать двести марок. И, если уж на то пошло, я согласен заплатить все триста».

«Ну нет, это не для нас. Тебе надо, ты и поджи­гай!»

«Мне опасно появляться там! А времени в об­рез!» В голосе его послышалось отчаяние, хотя он изо всех сил пытался сохранить остатки своей былой самоуверенности.

«Почему это времени в обрез? К какому сроку надо сжечь сарай и почему?»

«Никакого конкретного срока нет. Но старик должен оттуда убраться. Подробностей я и сам не знаю. Но это все как-то связано с 15-м сентября. Об этом как-то обмолвился мой заказчик. Но вообще-то я не имею никакого права вам об этом рассказывать. Сами видите, как важно поскорее это все обстряпать».

«А ты просто скажи своему заказчику, что из этого ничего не выйдет».

«Но тогда все мои труды были впустую. Я сглу­пил, согласившись получить оплату после того, как старик оттуда выедет. Пока что мне покрыва­ют лишь накладные расходы».

«Ну тогда скажи...»

«Хватит! – мотоциклист рубанул рукой воздух. – Зря я вообще вам все это рассказал. Чем меньше вы знаете, тем лучше. Для вас же самих лучше».

Йенсу очень хотелось рассказать мотоциклисту, что, по сути, они уже давно работают против него. Но потом он все-таки передумал. Мальчик боялся, что тот придет в ярость и попытается им как-нибудь отомстить. Пусть вдвоем, но все равно они были не ровня этому крепкому молодому парню. А помощи ждать было неоткуда. Нет, пусть лучше об этом его проинформирует полиция!

Но необходимо честно и открыто заявить, что сарая дедушки Феллингера они поджигать не будут. Йенс стал бы презирать себя, если бы сейчас начал лгать и изворачиваться, якобы соглашаясь на сотрудничество, да еще и взял бы за это деньги.

«Послушай, я могу говорить, конечно, только от своего лица, но думаю, что и остальные думают так же. Не будем тратить времени впустую – ни это, ни что-либо подобное мы никогда делать не будем! Извини, если весь этот путь ты проделал напрасно. Что касается нас, для нас все это было не особо обременительно. Просто приятная по­ездка за город».

«Не забывай, что вы тоже вляпались в это дело по уши! Вы уже немало сделали такого, что поли­ции могло бы показаться небезынтересным!»

«Ты что, теперь решил нас полицией припуг­нуть?»

«А что, не испугались?»

«Еще как! Ступай-ка в полицию и расскажи им все, что ты знаешь! Только не забудь упомянуть и о той роли, которую во всем этом играл ты лично».

Мотоциклист, естественно, и сам прекрасно понимал, что никогда не прибегнет к помощи полиции.

Если ему не удалось застращать этих сопля­ков с наскока, то развивать эту тему дальше прос­то бессмысленно. Неужели же все потеряно?

Может, попробовать сыграть на их чувствах собственного достоинства? «Вот бы никогда не подумал, что вы такие трусы!»

Детлеф аж подскочил от возмущения. Но преж­де, чем он успел открыть рот, заговорил Йенс: «К трусости это все не имеет никакого отношения. Мы просто не хотим, потому что это подло!»

Не в силах больше сдерживать гнев, мотоцик­лист вскочил на ноги и одним рывком сдернул мотоцикл с ножек. Но тут огромным усилием воли он снова овладел собой и предпринял последнюю попытку: «350?»

Йенс лишь отрицательно покачал головой.

Разразившись потоком брани, которой не мес­то на страницах этой книги, он нажал на газ, и мотоцикл рванулся вперед.

Тем временем запыхавшийся Увэ въезжал в де­ревню, в которой по варианту 7 он должен был ждать мотоциклиста. Добравшись до перекрестка, он прислонил велосипед к чьему-то забору, а сам сел на бордюр, чтобы немного отдохнуть.

Отдышавшись, он встал и начал ходить взад-вперед.

Недалеко от него беседовали два старика. Один стоял у штакетника, держа на поводке свою соба­ку, другой же сидел у открытого окна на первом этаже маленького домика и с наслаждением курил трубку.

Увэ как раз в третий раз проходил мимо них, когда в их разговоре наступила пауза.

«Ну-с, молодой человек, и кого же вы ищете?» – спросил старик, сидевший у окна, а стоящий на улице добавил: «Можешь смело спрашивать, мы знаем всех здесь».

«Да нет, – покачал головой Увэ. – Я только жду тут одного. На тяжелой „Хонде“».

«Это такая дорогая штучка? А у мотоциклиста – красный шлем?» – спросил старик с трубкой.

Увэ кивнул.

«Он давно уже проехал. Минут 20 назад, или даже больше. Он поехал вон туда», – показал ста­рик в сторону, откуда приехал Увэ.

Тут у Увэ появилась идея. «Может быть, вы зна­ете, откуда он приехал?»

«Ну конечно! – сказал старик с собакой. – Со стороны Реден. Он часто здесь проезжает. Я вижу его иногда, когда выгуливаю свою собаку. Чудное животное, не правда ли? Его зовут Белло».

Увэ, наклонившись, ласково потрепал по голо­ве собаку неопределенной породы и тем самым окончательно покорил сердце ее хозяина и развя­зал его язык. «Замечательная собака,–согласился с ним Увэ и спросил: – Вы уверены, что это один и тот же?»

«Ах, ну конечно же! Второго такого дорогого мотоцикла во всей округе нет. И кроме того, он носится по деревне с такой бешеной скоростью... По шоссе пусть ездит как хочет, но здесь... Ну, если он твой друг, скажи ему, чтоб ездил немного осто­рожнее!»

«Хорошо, передам, – пообещал Увэ. – Спасибо вам большое и до свидания».

Мальчик вскочил на свой велосипед и, изо всех сил налегая на педали, понесся по дороге, ведущей в Реден. На самом въезде в деревню мальчика обо­гнал тяжелый мотоцикл. Он!

Увэ поднажал и успел увидеть, как на следую­щем перекрестке мотоцикл повернул налево.

Догнать его было, конечно, невозможно, но тем не менее Увэ решил продолжать преследование.

Дорога шла круто в гору, и мальчику пришлось слезть с велосипеда и толкать его перед собой. Сегодня он уже немало проехал, и силы потихонь­ку покидали его. Спустя десять минут он взобрал­ся на вершину холма и увидел лежавшую у его под­ножия деревню.

Здесь он уже мог снова сесть в седло и дать вело­сипеду самому катиться под гору.

В этих краях Увэ еще никогда не бывал. «Как тут красиво!» – изумился он. Обязательно нужно будет приехать сюда еще раз, но попозже, когда все это немного уляжется.

По его оценкам, до дома сейчас было километ­ров 25, а то и все 30. Да, но что же делать дальше? Ему так повезло со стариками в предыдущей де­ревне, почему бы не попробовать спросить у про­хожих и здесь?

Сказано – сделано. Первые двое, к которым он обратился с вопросом о мотоциклисте на тяжелой «Хонде» и в красном шлеме, лишь пожали плеча­ми. Зато женщина, стоявшая у светофора, в ответ сказала: «Тяжелый мотоцикл? Спроси лучше у моего сына, он сейчас в хлеву, вон там».

Увэ направился в указанном направлении и, найдя хлев, в котором между коровами с невероят­ной быстротой передвигался молодой парень, заученной скороговоркой повторил свой вопрос.

«Какой, говоришь, марки?» – переспросил мо­лодой крестьянин.

«Хонда».

«И мотоциклист живет в нашей округе?»

«Да».

«Тогда могу дать один совет. Езжай вон по той дороге. В следующей деревне найдешь ремонтную мастерскую, а при ней автозаправку. Там я всегда ремонтирую свой трактор. Там продают и мотоцик­лы, главным образом „Хонды“. Прямо над мастер­ской вывеска с большими буквами. Спроси там».

«Большое спасибо. Там-то уж я точно найду его». – Увэ был просто вне себя от восторга.

«Удачи тебе», – пожелал ему крестьянин.

«Спасибо, и вам тоже!»

«Мне тоже? И в чем же я, по-твоему, должен иметь удачу?»

«Ну, в доении коров и тому подобное...»

Парень громко рассмеялся, но Увэ этого уже не слышал. Он снова мчался на своем велосипеде по дороге.

В следующей деревне он без особого труда нашел ремонтную мастерскую. Было воскресенье, поэтому на дверях мастерской висел замок, но, окрыленный сопутствовавшим ему весь день успе­хом, Увэ позвонил в дверь соседнего с мастерской дома.

Дверь открылась. На пороге стоял бородач и довольно неприветливо смотрел на мальчика. Увэ тут же пожалел, что потревожил его покой, но отступать было поздно.

«Простите за беспокойство, но вы ведь продае­те и „Хонды“, так ведь?»

Черты лица бородача, учуявшего близость сдел­ки, немного смягчились. «Разумеется, и на вывес­ке это написано».

«А самые тяжелые модели у вас тоже есть? Кто-нибудь уже купил у вас такую?»

«Из самых тяжелых на данный момент я продал всего одну „Хонду“. Весной, Петеру Кюну. Вооб­ще-то в нашей округе никто тяжелыми мотоцик­лами особо не интересуется».

или

Предыдущая глава Следущая глава