Детские книги

Защитите мельницу - Экарт цур Ниден
«Это то же...»

«Господин Шультхайс, – в голосе полицейского послышались металлические нотки, – мне кажет­ся, вы недооцениваете остроту ситуации, в кото­рой вы оказались. Вас обвиняют в том, что по вашему поручению был совершен поджог».

«Что? Поручение? Никогда! И как вам это толь­ко в голову пришло?»

«Поручали ли вы господину Петеру Кюну из Гундерсхайма совершать различного рода нападе­ния на этот дом, а также живущих в нем и его посе­щающих? Да или нет?»

«Нет! Я знать не знаю этого Петера Кюна из как-его-там. И имени такого я никогда не слышал».

«И вы думаете, что мы вам поверим?»

«Придется, ведь обратное сначала надо дока­зать!»

«Мы были бы больше склонны поверить вашим заявлениям по этому очень острому вопросу, если бы по всем другим вопросам вы выказали боль­шую готовность к сотрудничеству!»

Несколько минут маклер сидел молча, уставив­шись в доски пола у себя под ногами. Потом он глубоко вздохнул и сказал: «Ладно. Расскажу вам все, что знаю. Но предупреждаю: вы будете очень разочарованы».

Не дождавшись ответа, он продолжал: «Однаж­ды мне позвонил какой-то мужчина, подробно описал этот дом и поручил мне этот дом для него купить. Он назвал мне и сумму, которую я мог за него заплатить. И еще он сказал, что если мне уда­стся купить этот дом за меньшую сумму, половина сэкономленного принадлежит мне».

«Довольно необычное явление на рынке недви­жимости, не так ли?»

«Вы правы. Но необычное зачастую сулит наи­больший успех. Этот человек явно навел справки и слышал, что это мой девиз. Только не пытайтесь подловить меня на этом! Я всегда прилежно пла­тил налоги!»

«Когда вы получили этот заказ?»

«В начале июня. Более точную дату можно уста­новить, обратившись к документам».

«Как представился заказчик?»

«Вообще никак. Он сразу же сказал, что желает остаться неизвестным, по крайней мере пока. Он всегда сам звонил мне. Если я хотел его о чем-то спросить или что-то сообщить, связаться я с ним не мог. Приходилось ждать его очередного звонка».

«Неужели же вы могли доверять такому чело­веку?»

«Там нечему было доверять. Мои услуги он все­гда оплачивал вперед, через анонимные банков­ские переводы».

«И как вы пытались достичь своей цели?» – спросил полицейский.

«Ну, я поговорил с господином Феллингером несколько раз и предложил ему кругленькую сум­му».

«И попытались оказать на него давление», – твердо стоял на своем полицейский.

«Да, но не так, как вы думаете. Единственное, что я предпринял, это... это было не то чтобы очень... ну... Я послал на мельницу двух подстав­ных лиц, которые предложили за дом довольно низкую сумму. Это должно было создать впечатле­ние, что мое предложение было невероятно вы­годным».

«И вы никого не нанимали бить стекла, перере­зать телефонный кабель?..»

«Нет-ет! Что вы! Да, вот еще что: заказчик назвал и окончательный срок: 15 сентября. К тому времени покупка должна была быть полностью оформлена. Позже же этот дом не представлял для него никакого интереса. И мне не следовало рас­считывать тогда ни на какое вознаграждение».

«Веская причина, чтобы усилить давление на господина Феллингера!»

«Я рассказал вам все, что знал. Хотите верьте, хотите нет».

Полицейские переглянулись, и один из них беспомощно пожал плечами.

Дом, где жили Увэ и Керстин, стоял к лесу бли­же всех остальных, и потому друзья решили соб­раться именно возле него.

Во внешнем облике ребят произошли разитель­ные перемены. Их поистине трудно было узнать, но не столько из-за следов томатного соуса на губах у Керстин, сколько из-за их одежды. Соби­раясь работать с обугленными бревнами, ребята договорились надеть все самое старое, что только смогут отыскать их мамы.

«Кого еще нет?» – спросил Стефан, пересчитав своих друзей.

или

Предыдущая глава Следущая глава