Детские книги

Защитите мельницу - Экарт цур Ниден
«Придумал!»

«Что ты придумал?» – спросил его Йенс.

«Придумал, как нам его поймать! Слушайте вни­мательно!»

Ребята сгрудились вокруг Увэ.

«Мы отправимся в тот квартал с виллами и, пе­реходя от двери к двери, запишем имена их вла­дельцев и адреса. Потом по этим именам найдем в телефонном справочнике их номера телефонов. Мы позвоним всем, кто окажется в нашем списке, от имени Шультхайса. Если кто-то невиновен, то он и понятия не будет иметь, о чем идет речь. Но если он с этим Шультхайсом знаком, то говорить он будет совсем по-другому, и тогда...»

 «Вот эта да! – Йенс хлопнул себя ладонью по лбу. – И как это мы раньше до этого не додума­лись!»

«А этот Увэ не промах! – поразился Детлеф. – Ему самое место среди детективов!»

«Твоя идея была тоже неплохой! – не остался перед ним в долгу Увэ. – Но лишь обе вместе они смогли принести нам реальную пользу».

«Я предлагаю, чтобы двое из нас тотчас отпра­вились к виллам, – взял инициативу в свои руки Стефан. – Двоих вполне хватит. Большая толпа обратит на себя внимание. Звонить же все равно лучше вечером, когда люди дома. Остальные отправляются на мельницу и приступают к работе в сарае».

Все согласились с его предложением. К виллам послали Детлефа и Керстин. Девочка, решили ребята, вызовет меньше подозрений, если кто-нибудь вдруг будет за ними следить.

Да и на строительстве от них было не очень много проку.

Снабженные тысячей советов и предостереже­ний, они двинулись в путь. Керстин еще забежала домой за карандашом и блокнотом, а потом они прямым курсом направились в квартал новостро­ек, в котором и скрылся человек, которого пресле­довал сегодня ночью Увэ.

Остальные отправились на мельницу и присту­пили к работе. Строительство нельзя было начи­нать прежде, чем все будет расчищено и убрано. Да и вообще для этого были нужны доски и балки, а главное – знающий человек.

Но и с одной расчисткой у них было забот полон рот. Под руководством дедушки Феллингера они оттаскивали и складывали в стороне обуглен­ные балки, выгребали пепел и другой мусор, рас­чищали фундамент так, чтобы на нем можно было начинать строить новый сарай. Мусор и обломки они складывали на тачку и увозили на мусорник.

К вечеру они стали похожи на только что под­нявшихся из забоя шахтеров.

Закончив работу, все уселись в тени забора и принялись уплетать пирог со сливами.

«Дедушка Феллингер, – начал Увэ. – А можно мы от тебя позвоним? Нам нужно сделать нес­колько звонков, но они все местные...»

«Это связано с охотой на поджигателя», – доба­вил Гаральд.

«Вот оно что, – откликнулся дедушка. – Но на­деюсь, в вашей затее нет ничего противозакон­ного?»

«Нет, конечно, нет!» – поспешили все его заве­рить. А Торстен добавил: «Это ведь все, в конце концов, для тебя, дедушка Феллингер!»

Вскоре показались Детлеф и Керстин, торжест­вующе размахивая своим блокнотом.

«Все прошло без сучка и задоринки», – отчи­тался Детлеф. Керстин же добавила: «Кое-кто, ко­нечно, косился, но мы сделали вид, что ничего не замечаем».

«Ну что ж, давайте тогда сядем и хорошенько пораскинем мозгами, – решил Увэ. – Все надо подготовить очень тщательно. Это должно полу­читься сразу, с первого раза. Другого шанса у нас не будет».

«Согласен, – поддержал его Йенс. – Но сначала было бы неплохо всем вымыть свои лапы».

Через несколько минут мальчики, уже принявшие свой нормальный вид, снова сгрудились вок­руг столика в саду.

«Я считаю, – сказал Стефан, – что эти разгово­ры по телефону должен вести Йенс. У него самый низкий из всех нас голос, и поэтому он правдопо­добнее сможет сыграть роль помощника маклера».

«Ну, бороды у него еще нет, – улыбнулся Джи-мо, – но зато есть угольно-черная полоса на шее».

«Дай-ка, пожалуйста, твой блокнот, – попросил Увэ сестру. – Нам надо написать для него текст. Здесь необходимо взвесить каждое слово».

«Слушай, давай я сам все напишу, – предложил Йенс. – Тогда я, по крайней мере, смогу это все прочесть без запинки».

«Да уж надеюсь!» – подпустил ему шпильку Гаральд.

«Добрый вечер», – начал диктовать Увэ.

«Доб-рый ве-чер», – записывал Йенс.

«Это Шультхайс».

«Нет, не Шультхайс, – поправил его Джимо, – а кто-нибудь из его офиса».

«Но я же не могу сказать: „Это кто-то из его офиса“. Так никто не говорит!»

«Ну тогда: „Маклерская фирма Шультхайс“.

«Верно, – одобрил Увэ. – У нас есть пара вопро­сов относительно мельницы и...»

«Нет, лучше так: Господин Шультхайс поручил мне обсудить с вами пару неясных моментов», – предложил Детлеф.

Йенс лихорадочно записывал.

«Речь идет о мельнице и площадке для гольфа».

«Стоп-стоп, это не пойдет, – прервал его Увэ. – О площадке для гольфа Шультхайсу ведь ничего не известно».

«Не беда! – не согласился с ним Стефан. – Номера телефона он ведь тоже, по идее, не знает. Мы ведь только его провоцируем. И когда он услышит, что Шультхайсу известно и о площадке для голь­фа, то уж точно выйдет из себя».

«Здорово придумано!» – Йенс уже записывал.

«Этого, я думаю, хватит. Он ведь должен будет как-то на это прореагировать. В крайнем случае ему нужно будет тут же сочинить что-то правдопо­добное».

«Да к тому же ты и сам понятия не имеешь, что говорить дальше», – подколол его Гаральд.

Йенс взглянул на часы: «Уже половина шестого. Я думаю, можно начинать. Согласны?»

«Да!»

или

Предыдущая глава Следущая глава