Христианская литература

Песнь творения - Жан Бастер
"Цветочки" ирландских монахов

Говоря это, Эригена увековечивает дух своего родного острова, который, как и дух сирийских и египетских пустынь, предвосхищает приход святого Франциска Ассизского. Действительно, в VI и VII веках ирландское монашество, которое всегда было не чуждо пустынничеству, с глубокой любовью относилось к животным и природе. Бригид Килдарская, умершая в 523 году, умела призывать к себе диких уток, которые слетались на ее зов, позволяли гладить и целовать себя. Коломба Йонский, умерший в 597 году, послал одного из своих монахов лечить раненого журавля, а к его смертному ложу подошла почтить его плачущая лошадь.

"У одного монаха-переписчика был друг-олень, который приходил, когда тот работал, и монах вешал на его рога свои свитки; однажды монах столь поспешно вскочил с места, услышав колокол, призывавший его к молитве, что испуганное животное бросилось бежать, унося с собой драгоценные рукописи. В наказание себе монах встал неподвижно, раскинув руки как распятие. Финниан, удивляясь отсутствию одного из братьев, послал посмотреть, чем он занят; его нашли в этой позе, он сохранял такую неподвижность, что птицы смело садились ему на руки.

Поселяясь в одиночестве, анахореты становились еще ближе к животным. "Святой Молинг дружил с мухой, корольком и котом; муха ползала по строчкам священных текстов, которые он читал, следуя за его взглядом, и останавливалась, когда внимание отшельника ослабевало, оберегая его таким образом от сна. Первыми учениками святого Сиарана были медведь, лис, барсук, волк и олень."

Переходя на континент, ирландские монахи умножали примеры проявлений симпатии по отношению ко всем тварям. Укрывались ли они в пещеры или шли выкорчевывать леса и распахивать земли, они ежедневно общались с дикими зверями. Никогда не обижая их, они обращались с ними очень мягко, сходясь на компромиссах, даже вступая в сотрудничество. Недалеко от озера Констанс, Галль приказывает медведю носить дрова, а потом дает ему за работу хлеб и они делят территорию. Тому же монаху во время рыбной ловли помогают две выдры, за что он поделил с ними улов. В современном Бангладеше рыбаки работают с дикими выдрами, которые легко обучаются труду рядом с людьми.

Самый знаменитый из ирландских монахов, Коломбан, приказывает медведю не пожирать труп падшего оленя, потому что святому нужна его кожа для изготовления обуви. Другого медведя, евшего в кустах чернику, отшельник попросил оставить ему немного, и зверь соблюдал их соглашение во время всего пребывания Божьего человека в этих местах. Вернувшись в монастырь Люксейль, Коломбан увидел, что его рабочие перчатки украл ворон. Под угрозой наказания, ворон быстро доставил украденное и стал ожидать этого наказания.

Ученик святого Чагноальд, "свидетельствовал, что часто видел, как Коломбан шел к своему скиту, сзывая к себе диких зверей и птиц. Они сбегались, и он ласкал их. Как молодые собаки, которые радуются, когда хозяин возвращается домой, дикие звери и птицы скакали от радости и весело резвились. Тот же самый свидетель говорил, что часто видел маленькое животное, вроде белки, которое спускалось к нему с высокого дерева, прыгало на руку, сидело на шее, ласкалось,а потом снова убегало."

В тот же самый период его соперник, оставшийся в Ирландии и умерший в 618 году Коэмген де Глендалуг, сообщает, что "многочисленные птицы садились на его руки и плечи, порхали вокруг, распевая нежные мелодии, приятные Богу". Не кажется ли, что мы читаем "Цветочки св.Франциска Ассизского"? И как прелестно "францисканское" стихотворение, написанное на полях рукописи одним кельтским монахом:

Древесная изгородь. Пенье дрозда.

Весь выводок шумный щебечет в гнезде.

Луч солнца играет на книге моей,

От радости птицы трепещут, когда

Псалмы начинают они распевать.

В плаще своем сером, высоко в ветвях,

Кукушечка звонко кукует... Господь!

Храни нас! Под пологом зелени я

Так счастлив! и так хорошо мне писать!

или

Предыдущая глава Следущая глава