Христианская литература

Песнь творения - Жан Бастер
Сострадание цистерцианских монахинь

В ХIII веке многие цистерцианские монахини воплощают собой - сострадание ко Вселенной - примеры этого отношения можно встретить в дальнейшей истории Средних веков. Своей интуитивной нежностью они расширяют порой слишком узкие границы мужского богословия. Их материнский инстинкт приводит к обретению таинственной женской вибрации Духа.

Беатрис Назарета, которая в течение тридцати лет была приорессой монастыря с таким же названием, находившегося во Фландрии, - пример экстатического служения божественной любви и исполнения тех обязанностей, которые она налагает. С необычайной нежностью она заботится о духовных и повседневных нуждах тех, кто находится рядом с нею. Согласно биографу-современнику, "ее сострадание распространялось на живое царство, на зверьков и на птиц, чьи страдания она разделяла."14 Птицы иногда прятались у нее на груди.

Похожие истории рассказывают о других цистерцианских монахинях, таких, как Иветта де Ги, умершая в 1228 и Ида из Лувена, умершая в 1300.

Их современница из Германии, Гертруда из Хельфта, соединяет юную изысканность с безупречным внутренним чувством меры, что придает ее откровениям в "Герольде" особенную уравновешенность. Ей тоже присуще "живое чувство жалости по отношению ко всякой твари", которое возбуждается в ней "лишь только она видит, что какое-нибудь создание, животное или птица, страдают от " голода, холода или жажды".

Но она не просто сострадает, она делает нечто большее. Буквально подражая Исааку Сирину, она молится за животных " благочестиво жертвуя Богу во имя вечной Его хвалы это страдание бессловесной твари, потому что она любила то достоинство бытия, которым царственно обладает всякая тварь в совершенстве и благородстве Творца, и она желала, чтобы Господь, сжалившись над своим творением, снизошел до него и вознес бы из настоящего убожества."

Нужно по достоинству оценить замечательное выражение Гертруды, ее утверждение "достоинства-бытия, которым царственно обладает всякая тварь в совершенстве и благородстве Творца". Это отношение к животному исключает восприятие его как зрелища, объекта или инструмента. В устах монахини вопль любви придает всякой твари статус, признающий ее царственный источник и заставляющий относиться к ней с безграничным уважением.

В ту же эпоху, в том же самом монастыре, живет монахиня, Мехтильда из Хакеборна, которой было даровано видение Христа, одетого в роскошный меховой плащ. По мнению монахини смысл этого видения был следующий: благодаря воплощению Слова, в Боге тесно слились все все твари, "волосы и гривы людей и животных, лиственный покров деревьев, воссиявшие через Богочеловечество в Пресвятой Троице".

В другой раз во время песнопения Benedicite omnia opera Domini Domino (Благословите все творения Господа) Мехтильда желает узнать, какую славу получает Бог от этого призыва ко всем тварям, призванным к Его прославлению. Господь дает ей следующий ответ: "Во время этого песнопения все твари духовно являются передо Мною как живые и прославляют Меня за все благодеяния". И Мехтильда добавляет: "Нет причины отказываться верить, что тварные существа могут предстать перед Богом как живые личности, ибо нет ничего невозможного для Создателя, от Которого не скрыто ни одно создание."

С чудесной непосредственностью Мехтильда из Хакеборна однажды представляет себе, что ее душа стала "маленьким зайцем, с открытыми глазами спящим на груди у Бога. (И она молится:) Господь мой Бог, дайте мне свойства этого животного; когда тело мое засыпает, то пусть дух мой бодрствует во имя Твое."  В другой раз она сравнивает молитвы монахинь с жаворонками, которые радостно взлетают к Богу, целуя Его.  Она также представляет любящую душу "подобной верной собачке, которую часто прогоняют, но она все равно следует за своим хозяином".  Можно подумать, что это слова Маленькой Терезы из Лизье.

или

Предыдущая глава Следущая глава