Христианская литература

Песнь творения - Жан Бастер
ВВЕДЕНИЕ

Человек, хорошо знакомый с Библией, не обнаружит ни в Ветхом, ни в Новом Завете никакого презрения по отношению к Творению. Достаточно вспомнить, что Писание открывается торжественным священным славословием шести дням Творения, и каждый день завершается одними и теми же словами: "И увидел Бог, что это хорошо". Конец библейского Откровения - это Апокалипсис св.Иоанна, где разрушение старого мира приветствуется лишь потому, что вслед за этим должны возникнуть "новая земля и новое небо".

Таким образом, ничто не может быть более чуждо древнееврейскому, а вслед за ним и христианскому мышлению, нежели отрицание или умаление тварного мира. Библейское отношение отражает стремление к истине. Оно проповедует не отказ от размышлений, но способноcть различать. Благодаря этому различению, Богу возвращается Богово. Тварь не ставит себя на место Творца; ее не обожествляют и не творят из нее кумира.

Именно в этом смысле в Библии происходит расколдовывание и десакрализация мира. Но это не значит, что мир в свете Библии перестанет быть чудесным и утратит свою священную реальность. Он просто не будет низводить это явление до своего собственного уровня и использовать его для выгоды. Мир восстанавливается в своем относительном статусе, в подчиненной функции свидетеля, посредника, литурга. Творение воспевает славу Богу ("всякое дыхание да хвалит Господа") - учат псалмы. А человек в Творении занимает место господина, назначенного свыше, верховного жреца, первосвященника, призванного собрать воедино хвалу, возносимую Богу, рассеянную по всей Вселенной. Благодаря этому законному и преданному ходатайству хвала возносится к Единому Владыке Господу. Иудео-христианская ментальность виновна в разграблении нашей планеты, во все большем ее разрушении - это утверждение полностью лишено смысла, если оно подразумевает, что такой замысел Бог предложил человеку и заключил его в Библии. Все совсем наоборот, и нужно, напротив, сказать, что склонность к грабительству и тирании на самом деле соответствует неверности Богу, а точнее - греху.

Презрение к Творению, безразличие и ненависть к тварям и, что хуже всего, - устремление лишить их души, превратить в вещи - вот чего не может вынести Создатель. Подобно тому, как Он по Своему Слову сотворил видимый и невидимый миры в любовном порыве, Он послал Свое Слово, чтобы спасти мир, плененный грехом, и восстановить в нем свободное движение Любви.

За две тысячи лет христианства этот план спасения человечества не был забыт. Но его далеко не всегда понимали и представляли во всем великолепии. Христиан больше волновало их теперешнее состояние. А между тем, не есть ли появление, а затем и грехопадение человека самый настоящий центр космической истории? Созерцание мистерии человека в свете мистерии Иисуса Христа, Богочеловека, является самой сущностью мистерии спасения всего Творения.

Произошло еще нечто более серьезное, нежели сосредоточенность на человеческом предназначении - процесс развоплощения и утрата чувства космизма извратили христианство. Остаточный платонизм, дополненный всеми возможными разновидностями гностицизма, манихейства, богомильства и идеализма, смешал природу с грехом, связал творение с грехопадением, забывая, что мир был не порождением зла, но его жертвой и что, сотворенный вместе с человеком, он получил с ним и в нем обетование о своем духовном перерождении в конце времен.

Именно об остаточном явлении платонизма и идет речь, когда сегодня изобличаются "преступления" ментальности, которую ошибочно называют иудео-христианской.

Задача христиан - восстановить истину своей традиции и заодно лучше понять ее. Продолжение верно понятой христианской традиции ставит христиан в авангард экологического движения.

Имеется множество текстов, подтверждающих эту мысль. Часто речь идет о неизвестных произведениях, которыми особенно пренебрегали последние столетия - несмотря на это, они представляют собой нить, связывающую раннее христианство с нашей эпохой. Как тексты отцов Церкви и отшельников Фиваиды, так и тексты ирландских монахов, сирийских и византийских мистиков, пустынников и визионеров средневековой Европы, прирейнских созерцателей, убежденных гуманистов и русских старцев свидетельствуют о незыблемом уважении ко всем тварям и неустанно утверждают спасение всего универсума.

Важно то, что большая часть этих текстов принадлежит мистикам и святым, а не богословам. Это вполне нормальная ситуация, поскольку первые всегда были вдохновителями вторых. Но сейчас богословам становится просто необходимо последовать за мистиками, чтобы Слово Божее было услышано каждым и чтобы в конце времен расцвел Вселенский Иерусалим.

________________________________________________________________

"Дерево и ветер", изд.Сей, 1981, с.122

или

Предыдущая глава Следущая глава